СУДЬБЫ ЛЮДСКИЕ, ОНИ – КАК РЕКИ…

site124 ноября 2015 года. В этот день,  три года назад, умер Григорий Александрович Войлер, председатель комитета ванкуверской Ассоциации ветеранов 2-ой Мировой из бывшего Советского Союза. Ушел не просто уважаемый и известный в нашей общине человек – нет, ушел Друг.

Конечно, легче считать, что они, ушедшие, живы, просто  живут иной жизнью, в каком–то ином, параллельном мире, в иной реальности… Но что делать той, которой безразлично, кто как считает,  для которой эта потеря невосполнима, а боль от того, что его нет в нашем мире, здесь и сейчас, сию минуту, рядом с ней  –  непроходящая. Сознание того, что она больше никогда…

Плачет сердце и боль не уходит.
Ну, а время вовсе не лечит.
Ничего никогда не проходит…
И не быть всему так, как прежде…

Прошло 3 года… И всякий раз, когда прихожу в гости в Его дом, к Людмиле Ефимовне, я чувствую, что, как всегда, она рада моему приходу, и, как раньше, мы пьем чай с любимыми  бубличками и разговариваем долго и о разном, важном и не очень, но я понимаю, что Время здесь как будто остановилось. Без него…

Говорят, незаменимых людей нет. Есть! Ведь иначе куда деть и как объяснить возникшее чувство глубокого одиночества и невосполнимой потери, которое, как мне кажется, не проходит никогда…

Есть и неповторимые, и незаменимые, и незабываемые. Это наши Родители, наши любимые люди и близкие Друзья. Когда они уходят, образуется пустота в душе, нас пугает невозвратимость всего того, что было ДО…
Появляется сердечная горечь  за потерянное и потраченное на пустую суету  время, за недоговоренность и недосказанность…

Когда они уходят в тишину,
туда, откуда точно нет возврата,
Порой хватает несколько минут
понять – о боже, как мы виноваты…

Я смотрю на фотографии, где Григорий Александрович и Людмила Ефимовна молодые и красивые. Как быстро пролетели почти 63 года! Вспоминается  Людмиле каждый прожитый вместе день, их знакомство, свадьба, рождение сына Сашеньки, служба, их “случайная” эмиграция из России.

Судьбы людские, они – как реки… Вот он, поворот, изгиб, и две слились в одну, а дальше… либо иссушит их солнце или разобьют ее пороги на мелкие вялотекущие ручейки, либо превратится она в полноводную, прокладывающую сама себе дорогу и, срываясь с порогов, вдаль убегающую… Судьбы людские…

Слушая воспоминания Людмилы Ефимовны, я  поражаюсь, как Судьба играет человеком, и еще раз убеждаюсь в том, что не бывает случайных встреч,  и главное для нас всех – не пропустить и понять, что это та самая, важнейшая в твоей судьбе встреча.

…Июль 1953 года. После окончания юридического факультета Минского университета решила  Людмила отправиться в отпуск в Ленинград. Вместе с ней в купе поезда ”Москва – Ленинград” ехала милая женщина. Познакомились, разговорились, как обычно бывает в дороге.

Женщина рассказала, что в Ленинграде ее должен  встретить сын, он офицер, окончил в 1946 году с отличием  военное училище связи в Грозном. Прослужив на Балтийском флоте 3 года, был направлен в Ленинград, в Институт связи им. Бонч-Бруевича. А сейчас он уже практически закончил обучение и направлен на Тихоокеанский флот, на Камчатку.

Людмила, деликатно выслушав рассказ о сыне, готова была забыть об этом после прощания с попутчицей, если бы… Если бы та не оказалась матерью Григория Александровича Войлера!

Войдя в купе за мамиными вещами, Григорий увидел Людмилу и, как он вспоминал, влюбился сразу. Ну, как тут не влюбиться в строгую красавицу! Да, и он ей сразу приглянулся – высокий, статный голубоглазый офицер (ах, эти погоны! Как форма шла ему… всегда, до последних дней ).

Он предложил девушке подвезти  ее, а пока ехали, пригласил встретиться на следующий день. 10 дней ее отпуска пролетели незаметно, где только они ни побывали, это были незабываемые дни!

И Людмила уехала, они писали друг другу, звонили. А уже через три месяца, в октябре, Гриша приехал в Минск со своей мамой просить руки Людмилы (все, как было положено!). Судьба была решена.

Свадьбу сыграли 7 ноября 1953 года, и к месту назначения, на Тихоокеанский флот, на остров Русский, он возвратился уже с молодой женой. И кто бы мог подумать, что городская девчонка-красавица, любимица папы и мамы, как юная декабристка поедет в тьму-таракань, на Камчатку, на остров, где только один катер курсирует между островом и материком.

Говорят, мужчина таков, какова женщина рядом с ним! Это истина. Людмила оказалась такой, какой, по мнению многих, должна быть жена офицера. Понимать, многое просто принимать, быть сильной, а попросту говоря… любить всем сердцем! Куда муж, туда и она…

Вспоминается 1961 год. Карибский кризис. По легенде, наши корабли перевозили оборудование для кубинского автозавода и для уборки сахарного тростника, а на самом деле на Кубу было отправлено несколько десятков кораблей с ракетами Р-12 и с людьми в трюмах. Операция была секретной. Все корабли сопровождались подводными лодками, которым на протяжении всего перехода было приказано: “Не всплывать!” “Вели” эти лодки специально отобранные люди – связисты Тихоокеанского флота. Одним из них был Григорий Александрович Войлер, это он “прокладывал дорогу” лодкам до самой Кубы.

В 1965 году он был переведен в Москву, в Главный штаб ВМФ. Потом было увольнение по возрасту в 1976 году, работа до 1992 года на военной кафедре института электронной техники и эмиграция из России.

А в 1994 году Григорий Александрович Войлер, капитан 1 ранга, первым и единственным был принят в члены Vancouver Naval Veterans Association.

В 2002 году были проведены торжественные мероприятия в честь 50-летия пребывания Елизаветы II на британском престоле (золотой юбилей).
Во время своего визита в Ванкувер в 2002 году королева Елизавета награждала канадских моряков, и Григорий Александрович получил лично из рук королевы подарок – морской кубок.

Что очень важно, когда Григорий Александрович возглавил комитет  ванкуверской Ассоциации ветеранов 2-ой Мировой из бывшего Советского Союза, он сделал все, чтобы наши ветераны были приравнены к канадским и получали такие же льготы.

Григорий Александрович Войлер прожил большую и счастливую жизнь. Это был интеллигентный, очень деликатный  и чуткий человек, надежный и порядочный друг, мудрый и остроумный собеседник, сохранивший достоинство и честь боевой офицер. Таким он был и таким останется в нашей памяти навсегда.

Тугая боль, вины последний штрих,

Скребет, изводит холодом по коже.

За все, что мы не сделали для них,

Они прощают. Мы себя – не можем…

Татьяна Стафеева

Leave a reply