ИСТОРИЯ ОДНОГО МЯТЕЖА

SH  RIOT.JPGКаждый февраль, вот уже сорок лет, Канада отмечает Black History Month – месячник истории чернокожего населения. И эта история во многом иная, чем у населения белого. Да, есть у канадцев разных рас общее -  участие в войнах, забастовках, стройках, в создании благосостояния страны, но, тем не менее, история чернокожих канадцев включает в себя немало эпизодов борьбы за равенство…

Одно из самых известных событий такого рода – восстание сэра Джорджа Уильямса. Но восстал, конечно, не сам сэр (основатель Young Men’s Christian Association – YMCA, он умер еще в 1905 году), а студенты, которые учились в университете, названном в его честь. Вуз расположен в Монреале и сейчас является частью университета Concordia.

Это был самый большой в канадской истории студенческий мятеж, с порчей имущества на 2 миллиона долларов.

А произошло все потому, что, как заявили студенты-выходцы из стран Карибского бассейна, профессор биологии Перри Андерсон относился к ним предвзято из-за их цвета кожи и занижал им оценки.

Как недавно рассказал СBC один из этих студентов – Родни Джон, которому ныне  за 70 лет, преподаватель белых студентов называл по именам, а темнокожих – «мистер такой-то», очень официально, и, как им казалось, с сарказмом.

Но главное – он недооценивал их знания. Учащиеся даже  провели эксперимент: черный и белый студенты сдали одни и те же ответы на тест, с одними и теми же ошибками, и черный получил 7 баллов из 10, а белый – 9 из 10.

И так было всегда, говорит Родни Джон, у всех 14 темнокожих студентов курса  возникали  проблемы с профессором.

В итоге они объявили мирный протест. Но администрация университета не восприняла его всерьез и даже не устроила собрания, чтобы обсудить ситуацию.

Через восемь месяцев студенты решили, что терпеть больше нельзя, и решили провести мирную акцию протеста.

Как считают некоторые эксперты, свое влияние на это решение оказали две конференции, которые прошли в то время в Монреале, и обе были посвящены положению чернокожего населения в Канаде. Одна конференция прошла прямо в университете Сэра Джорджа Уильямса.

Однако, нужно  знать и цифры, чтобы почувствовать дух того времени…

В 1961 году в Монреале проживало 7000 чернокожих граждан, а к 1968 году их насчитывалось уже 50 000. В таком резком скачке сыграла роль успешная борьба активистов движения за права чернокожих – за то, чтобы убрать ограничения из иммиграционных законов на иммиграцию из стран Карибского бассейна.

Итак, 29 января 1969 года студенты заняли компьютерную лабораторию и устроили в ней сидячую забастовку. В акции участвовало около 400 человек.

И тут надо пояснить, что данный вуз был переполнен иммигрантами. В своем этническом разнообразии он  выглядел как  институт Патриса Лумумбы в Москве. В тот же MacGill, как указывают некоторые источники, поступить было трудно, а университет Сэра Джорджа Вильямса пользовался репутацией более доступного, открытого для иностранцев учебного заведения  с широкими взглядами.

В акции принимали участие и черная молодежь, и белая. Забастовщики и администрация вуза вели переговоры и через десять  дней, 10 февраля, консенсуса вроде бы достигли.  Но, видимо,  в рядах забастовщиков не было единства и около ста из них отказались покинуть помещение компьютерного центра.

В итоге, 11 февраля здание вдруг охватил огонь. И до сих пор непонятно, что произошло.

Полиция утверждает, что пожар устроили студенты, тем более, что они до этого и компьютеры испортили, забаррикадировались, разбили окна, бросали оттуда на прохожих  телефоны, папки с документами… Забастовщики же говорят, что за день до пожара полиция позапирала двери, которые ранее всегда были открыты, забрала средства противопожарной безопасности, и, скорее всего, сама  подпалила здание…

Тайна пожара до сих пор не раскрыта. Но ущерб университета подсчитан – два миллиона долларов.

Протестующие из здания сбежали, 97 из них были арестованы. Большинство потом отпустили без последствий, но лидеров мятежа судили.

Среди них были дети  из влиятельных семей. Например, Рузвельт Дуглас, который позже стал премьер-министром острова Доминика (не путать с Доминиканской Республикой). Он был сыном самого богатого на острове человека. В канадской тюрьме он отбыл два года за организацию мятежа.

Также была арестована Анна Кулс, уроженка Барбадоса, в будущем первая темнокожая женщина-сенатор в Канаде. Ее приговорили к четырем месяцам лишения свободы, но позже отменили приговор.

Также среди зачинщиков был и Чедди Джаган, сын премьер-министра Гайаны.

Событие освещалось всеми канадскими СМИ, работники телеканалов окружили здание и вели репортажи.

Профессора Андерсена уволили из университета во время забастовки, однако уже 12 февраля 1969 года восстановили в должности, а 30 июня специальный комитет рассмотрел дело и не нашел никаких доказательств расизма в отношении студентов. Профессора признали невиновным.

Однако через много лет его сын сказал в интервью, что отец был очень травмирован ситуацией. Сын сравнил его положение в те дни 1969-го года с тем, что показано в фильме «The Hunt”, когда человека обвинили,  а он не защищается.

В феврале 2014 года был снят документальный фильм «Девятый этаж» об этих событиях. Его показали на Торонтском кинофестивале. Картина сфокусировала внимание на живых участниках мятежа и проследила за тем, как сложилась их жизнь.

В интервью изданию “The Link” чернокожий профессор университета Concordia Кларенс Бэйн, который знал Перри Андерсена, говорит, что вряд ли Андерсен был расистом, «он, скорее всего, был наивным человеком, который не понимал, насколько ситуация легковоспламеняема».

У Бэйна свое мнение о причинах претензий  студентов к Андерсену.

«Чтобы  поступить  в университет McGill для изучения медицины,  нужно получить у Андерсена оценку «A”. Насколько реалистично, чтобы все эти люди, которые стремятся в McGill на медицинский факультет, получили от 90 до 95 баллов?.. А они не могут вернуться домой без диплома доктора или адвоката. Вот парень (профессор) и стал мишенью».

Другая точка зрения у Рузвельта Дугласа. Он и поныне считает, что «это была борьба за чернокожих, за равные права. Ничего плохого не было в наших головах – мы только хотели справедливости».

Университет же, в котором все приключилось, пересмотрел свою политику в отношении жалоб о расизме. В 1971 году администрация приняла правила, по которым студенты имеют право участвовать в приеме решений о жизни вуза, и создана была должность инспектора по приему студенческих жалоб.

Эвелина Азаева, журналист. Торонто

Leave a reply