СТУК

site1В жизни многих бывших советских граждан (не всех, конечно, а, в основном, «гордых строителей коммунизма» с правильной биографией) всегда находилось место Стуку. Стучали на соседей, на начальников, на коллег, на конкурентов, на друзей и даже на мужей или жен. Стучали в КГБ, в партком, в милицию, в президиум Академии Наук и вообще куда только было можно.

Увы, на меня стучали тоже и тоже тягали по инстанциям.

С большим удовольствием я оставил обшество, в котором заправляли уроды-стукачи, позади и 20 лет назад прибыл в Канаду из тогда еще Советского Союза. Но, как вскоре мне стало ясно, и в Канаде любят и умеют стучать. Пропорции не достигли, конечно, эпидемических уровней бывшего Союза, где не только партийная разнарядка, но и Стук привели несчетные миллионы людей к смерти в застенках НКВД и в лагерях, сломали жизнь миллионам других. Но потенциал у Стука в Канаде огромен. Не дай Бог, придут к власти гегемоны из НДП и потом, как пелось в песне «Я люблю тебя жизнь», – “… все опять повторится сначала”.

В канадской школе детей учат стучать на родителей, которые имели смелость приструнить малолетнего отпрыска за двойку или за сигаретку с марихуаной. Ну, а после детки с удовольствием стучат на преподавателей, обвиняя их в разных смертных и сексуальных грехах, потом стучат на профессоров в университете, потом – начальству на сослуживцев, на соседей в горсовет или в полицию, и т.п.

Особенно любят стучать убогие, завистлливые неудачники и идейные феминистки. Стук идейного феминизма, например, довел самое угнетенное существо в Северной Америке (я имею в виду белокожую особь мужского пола) до состояния жвачного животного, которое боится, как огня, ярлыка «сексуального хищника» и опасается проявить инициативу, биологически необходимую для поддержания рода, и вместо этого, в качестве паллиатива, иногда просто меняет сексуальную ориентацию.

В результате такого успешного уничтожения основ нынешней цивилизации инициативу берет на себя женское сушество, которое ведет жвачного представителя все еще традиционной ориентации (если ей, конечно, повезет) в ресторан, расплачивается за него и его покупки, водит в кино, и, подчас, дарит ему обручальное кольцо, становясь при этом на колено.

Картину местного Стука органично дополняют левые, как у нас говорили, «всех мастей» и исламофашисты, которые считают, что у нас свобода слова существует только для «активистов-антикапиталистов», для «угнетенных исламских меньшинств», для юдофобов и прочих «гигантов мысли», а посему человека, посмевшего подчас высказать отличную от их нео-геббельсовского агитпропа точку зрения, пытаются выставить с работы, тягают в Трибунал по правам человека, «сдают» в полицию и т.п.

То есть потенциал скатывания к «Совку» у нас налицо и надеяться надо только на традиции свободного предпринимательства, на пофигизм вастей и на возможность засудить стукача за клевету (что будет стоить безумно дорого, но, в общем-то, реально). А теперь представим себе оставшегося не у дел совкового стукача, перенесенного волею судеб на благодатную почву Северной Америки. О боги! Он же попал в райские кущи! Можно стучать вволю на кого угодно! Можно даже остаться анонимом, и он знает, что все без исключения стуки будут проверяться, по ним будут приниматься меры и т.п.

Первый раз на меня и моих друзей советско-канадский стукач настучал в Канаде лет 10 назад, сообщив в полицию, что я и есть главный представитель русской мафии в Порт-Муди – Куквитламе. Моего грузинского друга стукач выставил грузинским шпионом. Досталось еще двум знакомым — один из-за молодой жены был назван растлителем несовершеннолетних, а второй, англоязычный, женившийся на девушке из Ростова, был окрещен сутенером. По результатам разборки этого идиотизма, помнится, я веселился до слез. И как-то расслабился, потому что с тех пор никто на меня лично не стучал.

Но всему хорошему приходит конец. Пришел он и Стукачевой паузе. Обзавевшись в феврале месяце собственным бизнесом мы с женой, конечно, ожидали, что будут трудности роста, что нас ждет головная боль, связанная с поставщиками, новыми товарами и прочими аспектами предприятия. Но Стук в эти предчувствия не входил! Кто бы мог подумать, что он и тут вылезет из своего подполья как черт из табакерки? Как оказалось, мы нежданно-негаданно перешли дорогу стукачам из бизнеса, который тут я назову «Запах Совдепии». Своими конкурентами я их не считал, так сказать, не видел в упор, но это мое мнение с их мнением диаметрально не совпало, так как им стало тесно на местном рынке. Кстати, здоровая конкуренция, с моей точки зрения, идет бизнесу только на благо и особенно на благо покупателям. Но не идти же мне в «Запах» и читать там лекции по экономике? Короче говоря, Стук состоялся, и в результате нас, так сказать, без объявления войны, «сдали» в местную санэпидстанцию, обвинив, как водится, в нескольких смертных грехах.

Не буду вдаваться в подробности, так как — заимствуя у Джона Голсуорси — это еще не «Конец главы», и от «Запаха» я лично ожидаю нового миазма по инстанциям в недалеком будущем и потому свои карты сейчас открывать не собираюсь.

Конечно же, дело не в конкретном «Запахе» и его Стукачах как таковых, и не из-за них я пишу сейчас. Дело в нас самих, в тех кто НЕ СТУЧИТ, в тех, кто подставляет Стукачу вторую щеку и утирается после очередного Стука. Мы должны поменять свое отношение к этому феномену примитивной зависти, глупости и коммунистической злобы, не давать ему спуску и, по словам бывше-гениального генералиссимуса, «душить гадину в ее логове». Нам-то дальше отступать некуда — за нами Канада.

Г. Хаскин

Leave a reply