ВИРУС ИММИГРАНТУС

site3

ФЕЛЬЕТОН

Вирус Иммигрантус можно подхватить быстро. Получил визу на ПМЖ, границу пересек и… подцепил его, окаянного.
Пристает вирус избирательно, не ко всем. Пути его проникновения во внутреннюю систему организма не изучены вообще.  Где он там сидит – не ясно.  Предполагается, что в мозгу, но, может быть, и значительно ниже. Известно наверняка только то, что  может он возникнуть как у мужчин, так и у женщин. О чем ниже.

Замечательная пара. Крепкая семья. Миша и Тоня. Двадцать лет Миша работал банщиком. Работа не пыльная – как в прямом, так и в переносном смысле. Платили мало, но зато знал нужных людей. И они к нему с уважением.
И всё было бы хорошо. На пенсию проводили бы с почетом. Но дети сорвались с места и уехали в Канаду. И Миша с Тоней остались одни.  Не знали, куда девать себя от тоски, и по первому зову переселились к детям, на другое полушарие.
Неделю присматривались, с городом знакомились, своих соотечественников искали. А на ловца, как говорят, и зверь бежит. Пошли в парк прогуляться. Тоня Мишу под руку взяла, платьем красивым щеголяет. Слышут – речь русская. «Наши», – шепчет Тоня. Подошли, познакомились. Ну, и, конечно, вопрос привычный при знакомстве наших оттуда: «Вы откуда? Чем занимались?»
Тоня рот открыла, а в Мишу уже вирус влетел. Глаза сверкают, щеки горят. Первый симптом. Тоне на лаковую туфлю незаметно, но больно для Тони, наступает. «Я из КГБ», говорит. «Заведовал банным отделом», и замолчал. И все молчат. И Миша видит, с каким почтеним молчат.  «Знали у нас, как язык за зубами держать, – говорит. – Но не в бане. В бане человечек-то контроль и теряет.  Пар и хороший веник к откровению располагают. Это я вам как специалист говорю. Так что сидел я у себя в кабинете, депеши из разных бань принимал.  До генерала дослужился. А тут вот  дети. Мать их так. Всю карьеру сломали».
Тоню тоже вирус иммигрантус жахнул. Она грудь – вперед, зад отставила и Мише нарочито громко шепчет: «Пойдем, Мишенька, нас адмирал Петров с Валентиной с третьего этажа заждалися».
Миша головой кивнул, каблуками правильно пристукнул и важно удалился. Знамо, генерал.

Много разных людей на счету у злобного вируса.  Там была тетя Клава, что полы в классах мыла, а здесь – знакомьтесь, бывший директор школы.
Другой протирал штаны в отделе, а тут для всех – начальник цеха с подчиненными в 200 человек. Во как вирус шибёт!

Но самый тяжелый случай наблюдался на нашем побережье с некой дамой. Дама как дама. То ли экономист, то ли просто счетоводом в отделе трудилась. Ничего примечательного. Родилась в Тернополе. А, может, и в Тирасполе. Там же и замуж вышла. Из того же Тирасполя/Тернополя укатила на ПМЖ в Израиль.
Нормальная такая тетка, даже чувство юмора улавливалось. А вот в Израиле сильно скисла. Язык иврит – не выучить. Бухгалтеров с украинским опытом на работу не берут. Их хоть пруд пруди. Мужики – те подрабатывают на уборке мусора; некоторые женщины в интим подались, чтоб семью прокормить. Но тут пошла волна отъезда из Израиля на североамериканский континент. Дама пристроилась в конторе по заполнению анкет для отъезжантов. Что она там делала – сказать трудно, но русский язык ей пригодился.

Год-другой, и покинула Святую Землю и наша тираспольская дамочка, прихватив с собой дитя и мужа. Ванкувер семейству приглянулся. Где и осели. Но трудности всё те же: английский не знают и, было похоже, что и не познают.  На работу не берут.  Живут за счет государства. А оно много не платит. Опять-таки для престижа не очень. Вроде как неловко всем отвечать, что «на велфере».
Перебиваться бы им так от фудбанка до фудбанка, как свалилась дама с тяжелой формой вируса Иммигрантуса. А тут в одной этнической общине вакансия открылась. Пришла дама на интервью, что сказать – не знает. Опыт работы – нуль. А ей уже в затылок дышут двадцать претенденток на эту должность. Но дама – с вирусом. Ей сам черт не страшен.
«Я, – говорит, – графских кровей. Нам в Петербурге, ну, в том, что, прости Господи, Ленинградом назывался, принадлежали и дома, и фабрики. Всех положил кровавый 1917. Только бабка и выжила. И я её единственный потомок. Так что, прошу любить и жаловать – коренная…», а дальше как сказать – не знает. А ей подсказывают: «Ленинградка?». «Во-во, она самая, ленинградка.  Из Петербурга. Где родилась и выросла».
На даму как-то с особым уважением посмотрели. «А опыт работы каков? Чем Вы нашей общине полезны будете? Чем ранее занимались?».
В даму вирус как стрельнул, вроде шоковой терапии. 120 вольт в голову и ниже.  Всю пронзил, зараза такая. Она только рот открывает, а оттуда слова сами сыплются. «Работала в посольстве иностранной державы в Тель-Авиве. Ответственный работник по картотеке». И спокойным взглядом обвела тех, кто вопросы задавал. Мол, что с меня, с больной, взять. Это ж вирус.
«А по какой картотеке?» – один дотошный спрашивает. Дама широко рот открыла, чтобы словам дорогу дать. «По самой большой,- говорит. – Другой в посольстве быть не может. Ну, вы понимаете… Так я принята?».
Все головами закивали. Специалист-то – редкий. Чтоб не упустить. «Завтра, – говорят, – в 9 утра заступаете на работу. Ждём»  – и пожелали «коренной ленинградке из посольства в Тель-Авиве» успехов в работе.

И всё бы было хорошо. Так бы и жил Миша, чувствуя себя генералом, Клава – директором, а наша дама – редким специалистом из иностранного посольства. Но вирус этот – очень хитрая бестия. Он не даёт своим жертвам насладиться их враньём. Ведь знает, мерзавец, что нет еще вакцины против его самоуправства, вот и творит, что хочет.

Миша потихоньку форму по интернету заказал. Денег отдал немеряно. Надел и гостей к себе позвал. Водочку они с Мишкой распили, на форму генерала КГБ подивились, а наутро все, как один, письма в иммиграционный отдел отправили. Ну, там поразбирались немного и Мишу с Тоней прямым самолетом назад на родинку и депортировали.  Наши люди, сами знаете, какие. Они всегда за правду.  Хотели, чтоб всё по закону. Невдомек им было, что вирус Иммигрантус на их патриотических чувствах сыграл и их руками Мишу-Генерала и доконал.

С Клавой попроще было, да тоже больно он её задел. Как директор школы, она в тусовку иммигранской интеллигенции втерлась. Показалось, что сбылась её мечта. Всегда хотелось с людьми творческими общаться. Клава пыжилась, старалась. А вирус не дремлет.
Она им: «Я директор престижной школы», а вирус из неё типа «не ложти зеркальцы в парты» пулей выстреливает.
Долго страдала
бедная Клава,
как ушла от неё
иммигрантская слава.

Ну, а с тернопольской дамой вообще облом вышел. Работает она в той этнической общине и поныне и кажется ей, что все дивятся её петербургскому происхождению и свято верят в её посольское прошлое.
А он, стервец, вирус этот, разнес-разметал по всей общине фактики из её простой, незатейливой биографии. Появляется бедолага на концертах, банкетах и прочем скопище народу, а за её спиной смешки.
…Ну, почему люди такие злые и ехидные? Как им дать понять, что тетка больна и вирус этот пока не лечится?

Валентина Правдолюбова

There are 6 responses to “ВИРУС ИММИГРАНТУС.”

  1. olga says:

    Год-другой, и покинула Священную Землю ….ОБАЛДЕТЬ!!! СВЯЩЕННАЯ ЗЕМЛЯ !!!!!! —-СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ ……ГДЕ РЕДАКТОР??

    [Reply]

    Irina Donskaia replies:

    @olga,
    Сейчас исправим. Редактор там, на этой земле, никогда не был, потому и пропустил. Спасибо, Ольга.

    [Reply]

  2. Darya says:

    Ольга и госпожа Редактор!

    Ни в истории, ни, тем более, в литературе нет единого термина, по отношению к Израилю. Я встречала в ряде источников, где Израиль был назван как “Святая Земля”, так и “Священная Земля”. Вы, Ольга, правы только в том, что чаще к Израилю используют обращение “Святая Земля”, но, повторюсь, это не аксиома. Кстати, один из недавних круизов на Ближний Восток с заходом в Израиль был известен как “Круиз на Священную Землю”. Так что столько восклицательных знаков (девять!) для такого маленького и не совсем обоснованного комментария – это уж TOO MUCH.

    [Reply]

  3. olga says:

    Дарья,попробуйте понять отличие:САИНТ(святой) и САКРЕД,ХОЛИ.(свяшенный).Желаю успехов.

    [Reply]

  4. mitch says:

    Ув.Дария,по Вашему и Малую Землю(Л.И.Брежнев.Малая Земля)можно называть Святой или только ,как принято,священной ?

    [Reply]

  5. Darya says:

    Ольга! Ваше предложение обратиться к английскому языку мне не совсем ясно. Хотя пожелание успехов никому не помешает, в данном случае оно лишне, т.к. со словами ‘Sacred’, ‘Holy’ и ‘Saint’ я давно знакома. А вот причем здесь эти слова – это действительно загадка. Автор писал свой фельетон не на английском языке, а на нашем, русском. На котором, как я упомянула выше, МОЖНО употребить к Земле Израиля эпитеты и “Святая” и “Священная”, с чем Вы упорно не соглашаетесь.
    Ежели Вам хочется поспорить на предмет ПЕРЕВОДА этих слов, то можно обратиться, например, к нашим китайским соотечественникам и попросить, чтобы они прислали нам иероглифы на эти слова. Будет очень интересно сравнить.

    [Reply]

Leave a reply