“СЕМЕЙНЫЙ ПОРТРЕТ В ЧЕРНОМ И БЕЛОМ”

site7«Family Portrait in Black and White»

О фильме ванкуверского режиссера-документалиста Юлии Ивановой «Семейный портрет в черном и белом» («Family Portrait in Black and White»)  наша газета писала уже не раз. И тогда, когда работа еще была в самом разгаре, и когда фильм представлял Канаду на фестивале Sundance, и когда он получил приз «Лучший канадский фильм» на фестивале Hot Docs 2011 в Торонто.

Но сегодня у нас есть веский повод вспомнить о нем еще раз: «Family Portrait in Black and White» будет показан в начале октября в рамках Ванкуверского международного кинофестиваля.
- Показ фильма в Ванкувере для меня, безусловно, важен и приятен, так как это мой город. Но я жду показов на фестивале и потому, что в Ванкувере много русскоговорящих, а мой фильм – на русском. Из всех многочисленных фестивалей, которые уже показали фильм, только в Торонто и Лос-Анджелесе на просмотрах было много русскоговорящих зрителей, и, конечно же, они реагируют очень эмоционально. Для режиссера это большой подарок, когда зритель интенсивно сопереживает и чувствует радости и боль героев.

- История Ольги Нени и ее семнадцати воспитанников, чьи отцы были студентами из стран Африки, а мамы – украинками и русскими, оставившими темнокожих новорожденных в роддомах, я абсолютно уверена, не оставляет равнодушными зрителей в самых разных странах, начиная с Бермудских островов и заканчивая Кореей.
- В каждой стране зритель очень по-разному реагирует на образ главной героини фильма, на мать-воспитательницу семейного детского дома Ольгу Неню. В корейском Сеуле, например, ее волевой метод воспитания был воспринят как норма. В Сарасоте, что во Флориде, где много пожилых, ей очень сопереживали, когда Ольгин любимец обманул и предал ее. А в Лос-Анджелесе зрители однозначно были на стороне детей и приглашающих их в гости итальянских семей. И так далее.
Я рада, что каждый сам для себя решает, кто есть кто и что есть что в этом «Портрете» – я и стремилась так смонтировать фильм, чтобы показать сложность жизни и неоднозначность любого человека.

- Показывала ли ты уже этот фильм на европейских фестивалях?
- На европейские фестивали – даже на «большой тур» по европейским фестивалям – фильм поедет после Ванкуверского. Но первая остановка будет в Хамптонсе, в Нью-Йорке, а затем на фестивале в Хайфе! Вот где реакция зрителей, я надеюсь, будет очень сильной – в Израиле люди не привыкли сдерживать эмоций.
После Хайфы мы с фильмом поедем в Берген в Норвегии, в Сибиу в Румынии, в Валладолид в Испании, на Канарские отрова, затем – на главный документальный фестиваль мира IDFA, где он будет показан в разделе «Лучшие фильмы фестивалей». А в начале декабря – в Варшаву, на фестиваль фильмов в защиту прав человека.
Тема расизма в картине очень важна, и хотя фильм и не концентрируется на отношении общества к детям-мулатам, но оно постоянно присутствует фоном.
Главная же тема картины – это отношения в семье между преданной, но авторитарной матерью и детьми, некоторые из которых не хотят мириться с советскими методами управления семьей. Каждый человек найдет очень узнаваемые для себя вещи в этой картине – либо увидев параллели со своим детством, либо узнав отношения со своими детьми.
На европейских фестивалях интересно будет почувствовать реакцию зрителей, почувствовать, будет ли она отличаться от зрительской реакции в Северной Америке. Что ни говори, но в Европе отношение к темнокожим не всегда и не везде такое, как в Северной Америке. Кроме того, интервью скинхедов, которые делятся своими взглядами и выражают радость по поводу смерти избитого ими «лица неславянской национальности», возможно, в Европе более болезненный материал, чем в Америке. Когда мы посылали фильм в Германию, создалось впечатление, что там предпочтут не показывать, что марш скинхедов вообще возможен – типа, «дурной пример заразителен». А фильм практически начинается с марша скинхедов по улицам Киева. Так что, посмотрим, как фильм пойдет в Европе.

- Я видела уже две версии фильма – еще до Санданса. Появилась третья, четвертая?… Фильм как-то меняется по мере его продвижения по миру? Что-то подчищаешь, корректируешь?
- Иногда хочется помечтать – вот было бы хорошо делать разные версии фильма для разных стран… Но это финансово невозможно, наша последняя версия была закончена в апреле. Естественно, есть и телевизионные версии. Они намного короче, чем киноверсия, которая будет на фестивале, и их даже сравнивать не стоит – просто разные фильмы.

- Вопрос, который уже задавала тебе в интервью в прошлом году – поддерживаешь какие-то связи с героями фильма?
- Я продолжаю созваниваться с детьми из фильма, очень люблю разговаривать с ними по скайпу, когда они ездят на каникулы в Европу. Я не знаю, люблю ли я их так сильно, потому что три года ездила их снимать, а потом полгода по 12 часов монтировала в черной комнате, проводя с ними практически всю свою жизнь. Я думаю, что я так крепко с ними связана потому, что просто это замечательные дети и мне их очень жалко по многим причинам.

Фильм «Family Portrait in Black and White» на Ванкуверском фестивале будет показан три раза:
4 октября, вторник, 3:00pm
Empire Granville 7

8 октября, суббота, 6:00pm
Empire Granville 7

10 октября, понедельник, 11:30am
Empire Granville 7

Leave a reply