ПРОРЫВ В БУДУЩЕЕ

Шуховская башня (1920-1922гг.) на улицеИнженерный гений Владимира Шухова получил всемирное признание. Диапазон его творческих поисков был поразительно широк: строительная архитектура, нефтепереработка, теплотехника, гидравлика, судостроение, военное дело… Его изобретения были прорывом в будущее.

Обыкновенное чудо
Владимир Шухов первым в мировой практике использовал гиперболоидные архитектурные конструкции. Известный пример – московская радиобашня на Шаболовке, которая считается шедевром инженерной мысли. Позже по всему свету были построены тысячи подобных сооружений, а слово «гиперболоид» стало ассоциироваться с научной фантастикой.
Современникам Шухова его башни казались чудом. Неслучайно Алексей Толстой назвал свой знаменитый фантастический роман «Гиперболоид инженера Гарина».

В 70-х годах ХХ века немецкий инженер Фрай Отто организовал в Штудтгарте лабораторию легких строительных конструкций. Ее задачей был поиск новых инженерных решений. Однажды кто-то из сотрудников принес в лабораторию фотографии павильонов нижегородской ярмарки 1895 года, созданных по проектам Шухова. Ученые были потрясены. То, что они искали, было уже давно создано в России!
Наверное, с тех пор очарование шуховских конструкций стало заметно в творчестве многих зарубежных архитекторов. Их использовали такие знаменитые мастера, как Гауди, Ле Корбюзье и Оскар Нимейер.

Норман Фостер свой проект «Хрустальный остров» для Нагатинской поймы в Москве также выполнил в форме расплывшегося по земле шуховского гиперболоида. Все эти архитектурные «цитаты» из Шухова носят декоративный характер. У Владимира Григорьевича красота всегда была связана с функциональностью: он искал оптимальную рабочую форму, а находил эстетическое совершенство. Это были несущие конструкции, способные сопротивляться очень большим нагрузкам.
Специалисты считают, что зарубежные архитекторы до конца не поняли смысла шуховских изобретений. Возможно, нужна именно русская «новая голова», чтобы развить и реализовать огромные возможности уникальных открытий великого нашего соотечественника.

От теории к практике
Владимир Григорьевич Шухов родился в 1853 году в тихом провинциальном городе Грайворон, тогда Белгородского уезда Курской губернии. Его отец, Григорий Петрович Шухов, происходил из рода, в котором на протяжении многих поколений мужчины были офицерами русской армии. После окончания гимназии по совету отца Владимир поступил в Московское Императорское Техническое училище.
МИТУ в те годы было учебным заведением, где можно было получить фундаментальную физико-математическую подготовку и одновременно овладеть прикладными ремеслами, необходимыми инженеру-практику.

В 1876 году Шухов с отличием и золотой медалью окончил училище. В знак признания его неординарных способностей он был освобожден от защиты дипломного проекта. Академик Чебышев сделал молодому инженеру-механику лестное предложение о совместной научной и педагогической работе в университете.
Однако Владимира больше привлекали не теоретические исследования, а практическая инженерная и изобретательская деятельность. Он отказывается от предложения и в составе научной делегации в порядке поощрения командируется Советом училища в Америку для ознакомления с достижениями промышленности на Всемирную выставку, проводимую в честь празднования столетия независимости Соединенных Штатов.
Выставка открывалась в Филадельфии, в Фермоунт-парке, на берегах живописного озера в мае 1876 года. Здесь молодой инженер надеялся своими глазами увидеть все достижения мировой науки и техники.

Союз менеджера и инженера
Поездка в Соединенные Штаты сыграла определяющую роль в жизни Шухова. На выставке он познакомился с русским эмигрантом Александром Вениаминовичем Бари, который уже несколько лет жил в Америке, участвовал в строительстве главного и других зданий Всемирной выставки, заведуя всеми «металлическими работами», за что получил Гран-при и золотую медаль.
Бари принимал российскую делегацию, знакомил со страной, возил их на металлургические заводы Питсбурга и стройки железных дорог, помогал в закупке оборудования для мастерских технического училища.

Вернувшись из Америки в 1877 году, Шухов поступил на работу в чертежное бюро Управления Варшавско-Венской железной дороги в Петербурге. После ярких впечатлений от заокеанской поездки начались серые будни, работа над чертежами железнодорожных насыпей, станционных зданий, локомотивных депо.
Эти навыки в последующем весьма пригодились, но работа без творчества угнетала. Под влиянием друга семьи Шуховых, знаменитого хирурга Пирогова, он поступает вольнослушателем в Военно-медицинскую академию. И могло бы случиться так, что вместо инженера Шухова мы вспоминали бы врача Шухова.

Но летом этого же года Бари с семьей вернулся в Россию, оставаясь гражданином Североамериканских штатов. Он понимал, что Россия стоит на пороге стремительного промышленного развития, и планировал добиться здесь быстрого успеха. Бари решил заняться организацией наливной системы перевозки и хранения нефти.
Еще в Америке он оценил творческий потенциал Шухова и пригласил его на должность главного конструктора своей фирмы в Баку – новом центре быстро развивающейся российской нефтяной промышленности. Так начался плодотворный союз блестящего менеджера и фантастически талантливого инженера. Он продолжался три с половиной десятилетия и принес России огромную пользу. Это был реальный и успешный отечественный опыт инноваций и модернизаций.

В 1880 году Шухов впервые в мире осуществил промышленное факельное сжигание жидкого топлива с помощью изобретенной им форсунки, позволявшей эффективно сжигать и мазут, считавшийся ранее отходом нефтепереработки.
Молодой инженер произвел расчеты и руководил строительством первого в России нефтепровода от Балаханских нефтепромыслов до Баку.

От формул к строительным конструкциям
В 1895 году начинается проектирование и строительство Нижегородской всероссийской художественно-промышленной выставки. Строительная контора Бари, которая к тому времени выросла в солидную фирму, предложила устроителям выставки возвести несколько павильонов за свой счет.
Выставка вошла в историю. На ней впервые был продемонстрирован отечественный автомобиль, электрический трамвай, радиоприемник Попова, фотокамера Карпова. Художественно-промышленный характер выставки говорил о том, что все промыслы России объединялись для стремительного научно-технического и промышленного прорыва.

Шухов был блестящим математиком. Но, в отличие от теоретиков, Владимир Григорьевич хотел видеть результаты своих расчетов. Именно виртуозное соединение научных поисков с практическими знаниями во многих областях техники позволили Шухову сделать множество открытий и изобретений. Фирмой Бари было построено 8 павильонов, общей площадью 25 тыс.кв.м.
Шухов не позволил себе ни одного повторяющегося решения – конструкции каждого павильона были уникальные. Основываясь на математических расчетах, он пришел к совершенным и легким строительным конструкциям. Ощущение невесомости, победы человека над гравитацией поражало. У посетителей захватывало дух.

Выставка имела грандиозный успех, в том числе и для компании Бари. В фирму посыпались строительные заказы, заказы на паровые котлы Шухова, на водонапорные башни.
По полученному Владимиром Григорьевичем патенту за пятнадцать лет было построено около 200 гиперболических сооружений разного назначения: водонапорные башни, маяки, опоры для линий электропередачи, опоры для резервуаров с нефтепродуктами, мачты кораблей, радиобашня. Все эти постройки напоминают изящных девушек с тонкой талией, которые несут на себе тяжелый груз. Они выдерживали фантастическую нагрузку от 100 до 600 тонн.

Фонтан инженерных идей
Природа необычайно щедро одарила Владимира Григорьевича талантами. Воображение поражает простое перечисление сфер его деятельности. По системе Шухова были созданы паровые котлы, нефтеперегонные установки, трубопроводы, форсунки, резервуары для хранения нефти, керосина, бензина, кислот; насосы, водонапорные башни, доменные печи, металлические перекрытия сооружений, хлебные элеваторы, железнодорожные мосты, воздушно-канатные дороги, маяки, трамвайные парки, заводы-холодильники, дебаркадеры…

Не менее обширна и география распространения в России изобретений замечательного инженера. Его паровые котлы и резервуары нашли применение от Баку до Архангельска, от Петербурга до Владивостока.
Шухов – создатель нефтеналивного флота в России. По его проектам создавались точные чертежи в Москве. Сборка стальных барж длиной от 50 до 130 м осуществлялась в Саратове и Царицыне. До 1917 года было построено 82 баржи.

В результате исследований Шухова и его коллег была создана универсальная методика расчета водопроводов. Фирма Бари после опробования проекта при реконструкции системы водоснабжения в Москве осуществила строительство водопроводов в Тамбове, Харькове, Воронеже и других городах России. Под руководством Шухова спроектировано и построено около 500 мостов (через Оку, Волгу, Енисей и др.). Немногие знают, что он спроектировал вращающуюся сцену МХАТа.

Яркие краски жизни
Коллеги, партнеры и друзья отзывались о Владимире Григорьевиче с теплотой и любовью. Он общался на протяжении многих лет с замечательными учеными, инженерами, архитекторами, медиками. Дружил с О.Л. Книппер-Чеховой и ее шумным актерским окружением, любил слушать Шаляпина, читать стихи.

Сослуживцы писали ему в приветственном адресе, поднесенном в 1910 году: «Мы не будем касаться здесь Ваших изобретений: они известны во всей России и даже за ее пределами. Но мы не можем обойти молчанием того, что, играя такую огромную роль в жизни и росте всего предприятия, Вы для нас были всегда доступным и участливым не только начальником, но и товарищем, и учителем. Каждый мог спокойно нести к Вам свое горе и свои радости в уверенности, что все найдет живой отклик у Вас…».

Его жизнь, казалось бы, посвященная только работе, в действительности была яркой и многогранной. Он любил спорт: играл в теннис, бегал на лыжах и коньках, стрелял из лука, бросал бумеранг, участвовал в велосипедных гонках (в 1880-е годы стал даже чемпионом Москвы среди любителей), хорошо играл в шахматы.
Большое место в его жизни занимало искусство. Он обожал балет и классическую музыку, любил литературу.
Владимир Григорьевич был заботливым отцом пятерых детей.

Вне политики
Отношение Шухова к новой власти и к тому, что происходило в стране после 1917 года, было, мягко говоря, неоднозначным. Но, оставаясь истинным русским патриотом, он отверг множество лестных предложений уехать в Европу.
В начале 20-х годов ХХ века в Россию направляется специальная американская комиссия с целью переманить Шухова в Америку или хотя бы заключить с ним контракты на будущие изобретения и выкупить лицензии на прошлые. Шухов не дает начать разговор на эту тему и категорически отказывается от крупного гонорара, предложенного американцами якобы за консультации.

Все права на свои изобретения и все гонорары он передал государству. Еще в 1919 году в его дневнике было записано: «Мы должны работать независимо от политики. Башни, котлы, стропила нужны, и мы будем нужны».

Все крупные стройки первых пятилеток связаны с именем Шухова: Магнитка и Кузнецкстрой, Челябинский тракторный и завод «Динамо», восстановление разрушенных в гражданскую войну объектов, первые магистральные трубопроводы и многое другое.

Последние годы жизни Владимира Григорьевича были омрачены инквизицией 30-х годов, постоянной боязнью за детей, неоправданными обвинениями, смертью жены, уходом со службы из-за ненавистного бюрократического режима. Все это подорвало здоровье, привело к разочарованию и депрессии.
Его последние дни проходят в уединении. Он принимал дома только близких друзей и старых коллег, читал, размышлял.

Умер Шухов 2 февраля 1939 года и был похоронен на Новодевичьем кладбище.

Заходя в знаменитый московский  ГУМ, не забудьте посмотреть на потолочные своды здания – они тоже шуховские. Специалисты считают, что эти тончайшие ажурные металлические арки не имеют аналогов в мире.
Впрочем, Шухов спроектировал металлические остекленные конструкции для всех московских зданий с верхним светом. Среди них – Петровский пассаж, Почтамт, гостиница «Метрополь», Музей изобразительных искусств.

«Я по профессии инженер, а в душе фотограф», – шутил Шухов. Увлечению фотографией Владимир Григорьевич отдал почти полвека – с середины 1880-х до 1930-х годов – и оставил после себя для того времени колоссальную коллекцию, насчитывающую свыше полутора тысяч негативов на пленке и пластинах.

Россию и мир связывают судьбы наших соотечественников. Имена одних были незаслуженно забыты, страницы биографий других стерты временем. Героями радиопередач и публикаций радиостанции «Голос России» стали  государственные и общественные деятели, ученые, художники, дипломаты, представители различных сословий, оставившие о себе добрую память как в отечественной, так и в зарубежной истории. Некоторые из них были вынуждены стать эмигрантами, но сумели передать  любовь и преданность Родине своим потомкам. Это также и иностранцы, приехавшие однажды в Россию и оставшиеся в ней навсегда. Все они – соотечественники, воплотившие в своей жизни лучшие черты самобытной цивилизации нашего Отечества. Семейные архивы и устные предания слушателей «Голоса России» и читателей сайта радиостанции  помогают не только восстановить стертые страницы биографий, но и пополнить их именной список. Все публикации проекта «Собор соотечественников» можно найти на страницах сайта радиокомпании  «Голос России» www.ruvr.ru

«Голос России» – радиовещательная компания, ведущая передачи с 1929 года. Радио с историей и традициями, уникальным стилем работы, это современное и интересное СМИ, знакомящее слушателей с жизнью России, с различными точками зрения на события в стране и мире.


На территории Канады и США передачи «Голоса России» можно услышать на средних волнах на частотах: 1390kHz; 1430kHz;


Материалы радиопередач можно принимать на мобильные телефоны, а также найти на интернет-сайте «Голоса России» www.ruvr.ru в любом удобном мультимедийном формате: аудио, видео, а также в жанре фоторепортажа.

Leave a reply