ВЕЛИКИЙ ВЕСЕННИЙ ЯЙЦЕОБМЕН

site10Древние персы и яйцеобмен
478 год до нашей эры. Канун весеннего равноденствия. Город Сузы (Шушан). Персия…

Уставшие от очередной войны с греками, потеряв флот и половину Фракии, а до этого зачем-то покрыв ранее ничем не примечательного спартанского царя Леонида бессмертной славой в Фермопилах, царь Ксеркс и весь его двор приходят в себя, главный евнух Аспамитра задумывается в первый раз о том, что слабовольного царя можно и поменять и даже попытаться самому поцарствовать…

Младший сын Ксеркса по имени Артаксеркс (известный в Библии как Ахашверош, который расправится в будущем с убийцей-евнухом и заодно со всеми своими братьями) ещё бегает наперегонки с дворовыми мальчишками и готовится с ними к Великому новогоднему яйцеобмену…

Персидский Новый год, называемый «Новруз», – это замечательное весеннее время. Для взрослых это время выпить и закусить, а для всех ещё и попрыгать через костёр (свет и огонь символизируют главный атрибут творца мира Ахуромазды, и персов не зря называют «огнепоклонниками») и, конечно же, всей семьёй просто необходимо покрасить яйца и поменяться ими с любимыми соседями. Меняться можно как свежими, так и варёными, как правило, куриными, но никак не черепашьими или, там, гадючьими, ибо яйцо для правоверного перса есть символ зарождения жизни и благополучия, а какое же благополучие с гадюкой в доме?

За весенними развлечениями на берегу реки Гихон (одной из четырех рек земного рая, известнoй в древности еще как Улай, а в нынешние иранские времена – как Кархен) наблюдают не красящие яйца жители еврейской диаспоры, осевшие в Персии и не решающиеся вернуться в отстраивающийся после 70 лет запустения Иерусалим.
Обмениваясь мнениями о единобожии они смотрят, как бородатый воин с яйцом в зубах прыгает семь раз через костёр под народные вавилоно-персидские мелодии, и на душе у них тоже становится веселее. Впереди у них собственный весенний Новый Год – праздник Пасхи (исход на  пасху считается годовщиной создания народа), где на главном блюде будет лежать очищенное яйцо, символизирующее жертвы, приносимые в Храме Господа, и скорбь, потому что храм ещё не отстроен.

А пока солнце красит нежным цветом стены древнего Шушана. Впереди очередные войны с Грецией, пуримская история с царицей Есфирью и прото-гитлером по имени Хаман. А ещё впереди, через сто сорок с небольшим лет, конец империи, потому что у истории на подходе любимый ученик Аристотеля Александр по прозвищу Македонский. И тогда Персидскому царству  впервые за долгие годы будет не до яиц, а станет, как напишет через 23 столетия один из северных писателей, «мучительно больно и стыдно за бездарно прожитые годы», за потерю бдительности, за развал обороноспобности великой, могучей, необозримой, непобедимой и самой любимой Персии.

Традиция, пережившая Империи
С тех давних пор прошли века, а в Навруз в Азии яйца красят по сей день. Несмотря на все усилия, ислам не смог выкорчевать эту традицию. Более того, идея яйцеообмена перекочевала из Персии и прижилась в христианском мире, в основном, у северных народов, как составная часть христианской Пасхи. До сих пор категорически не красят яйца и не меняются ими христиане на юге Европы, в Африке, Южной Америке.
Но они не указ обитателям Восточной и Северной Европы, а таже многим иммигрантам в Северной Америке, которые, несмотря ни на что, всё же будут красить на Пасху яйца или луковой шелухой, или пищевыми и не очень красителями, а потом станут не только мирно меняться ими, а и соревноваться на яйцепрочность, то есть бить своим яйцом по острому или тупому концу яйца соседа и радоваться, если личное яйцо уцелеет.

Вот только идею прыганья через костёр на весеннее равноденствие не удалось адекватно перенести из эпохи персидских царей Ахеменидов.  Православный народ упорно прыгает через костры или в ночь на летнее солнцестояние, или – из-за путаницы с календарями по новому и по старому стилю – в июле месяце на Ивана Купалу. А еврейский народ – на Лаг Б’Омер (33 день из 50 исчисляемых от дня Исхода до дня Откровения на Синае – 18 день месяца Ияра).

В этом номере газеты уважаемая гомеопат Елена Минова публикует большую статью о символизме яиц, о яйцах в литературе, медицине и в религиозной христианской традиции и размышляет о многих сопутствующих яйцам вещах. Посему на эти темы, дабы не повторяться, а кое-где и не противоречить, я далее говорить не стану. Хочу лишь рассказать об элитарном,  великом яйцедарении/яйцеообмене, перешедшем уже в наше время в дорогостощую яйцепродажу. Начало этим событиям было положено на Пасху 1885 года.

Михаил Перхин
Самоучка из Карелии, Михаил Евлампиевич Перхин в возрасте 20 лет пришёл на заработки в Петербург. Записан был «подмастерьем Петербургской ремесленной управы по золотых дел ремеслу», а уже через пару лет стал мастером, работавшим до самой своей безвременной кончины в 1903 году на фирму Фаберже.

Взлёту своей фортуны Михаил был обязан случаю. К Пасхе 1885 года он сделал для своей новорожденной дочки Евгении эмалированное яичко с сюрпризом внутри – крестиком. Выдающийся менеджер и основатель петербургской ювелирной фирмы того времени Карл Фаберже уже с 1882 года был в фаворе у императора Александра Третьего. Фаберже увидел яйцо Перхина и сразу же решил показать его императору. Императору идея понравилась, и в этот же год императрица Мария Фёдоровна получила в подарок первое императорское яйцо, в котором – в качестве сюрприза – находилась золотая курочка.  Императрица была в восторге.

С тех пор на каждую пасху Александр заказывал у Фаберже по одному яйцу работы Михаила Перхина. С воцарением Николая Второго фирма стала выпускать ежегодно по 2 яйца – одно для вдовствующей императрицы, а второе для Александры Фёдоровны. Яйца не повторялись, и в каждом был какой-либо сюрприз.

Работы Михаила Перхина потрясают и по сегодняшний день. Яйца не боятся «увеличения» – то есть работа настолько качественна и тонка, что можно разглядывать их в сильнейшее увеличительное стекло и не находить дефектов.
Михаил Перхин стал главным мастером фирмы, разбогател, выдал замуж дочерей. Жил в Царском Селе и работал по 12-14 часов каждый день! Может, поэтому рано и скончался.

С падением империи яйца разлетелись по всему свету. Восемь из них до сих пор не найдены. Наверняка, закатились в какие-то частные коллекции. Достоверно известно, что 7 штук яиц, конфискованных (украденных) большевиками, были проданы ими американскому миллионеру и другу Ленина Арманду Хаммеру. В 2004 году Виктор Вексельберг всего за $100 миллионов купил 9 яиц на аукционе в США и тем самым вернул их в Россию. Остальные находятся или в величайших музеях мира, или в частных собраниях, откуда время от времени и перепродаются на аукционах.

Цены на них безумно высоки – десятки миллионов долларов. Можно с уверенностью утверждать, что всемирно известные обмены яиц фабрики Фаберже на доллары на аукционах Кристи и Сотби, где за работы Михаила Перхина сражаются арабские шейхи и российские нувориши, будут происходить регулярно и дальше.

Михаил Перхин выполнил 28 императорских яиц из 52 (остальные выпущены после его кончины под руководством его подмастерья Г. Вигстрема). Ещё семь пасхальных яиц он сделал для семьи Кельх-Базановых и ещё шесть – для различных заказчиков, среди которых одно было предназначено для Беатриссы Ротшильд, одно для будущей герцогини Мальборо (американки Консуелы Вандербильт). Среди последних шести есть яйцо под названием «Воскрешение Христово», которое считается «сюрпризом» из большего яйца «Ренессанс», сделанного для Императора Александра Третьего в 1894 году. Это было последнее яйцо, подаренное жене Александром перед смертью.

Связь времён
Дочка мастера Евгения Михайловна Перхина – та самая, для которой отец сделал первое пасхальное яйцо – вышла замуж за представителя древнего дворянского рода князя Георгия Евсееевича Бадриашвили. Читателям газеты будет интересно узнать, что её внук проживает сейчас в Ванкувере. Зовут его Анатолий Константинович Бадриашвили.

Этого замечательного человека и художника многие знают в нашем городе. Очевидно, что с генами Анатолий получил от прадеда любовь к искусству и работоспособность. Пасхальные яйца Фаберже (или лучше сказать – яйца прадеда Михаила) Анатолий не ваяет, хотя я уверен, что он смог бы, если б захотел. Вместо яиц он посвятил себя живописи. Лучше этого для Анатолия нет ничего. Сейчас, аккурат вслед за Пасхой, он представит на суд публики свой новый цикл картин. Ну, а я попробую, в меру слабых сил, осветить это событие в одной из следующих статей.

А ещё я горжусь тем, что в моем доме есть несколько написанных Анатолием полотен. Сотворённые этим талантливым человеком и хорошим другом, они всегда будут ценны для меня и моей супруги более, чем какое-либо номерное императорское яйцо, если бы оно даже вдруг и закатилось в нашу коллекцию. Потому что настоящие дружба и любовь – это самое ценное, что есть у человека в этом мире.  Не верите? – так попробуйте измерить их долларами и яйцами.

Григорий Хаскин

Leave a reply