КАТЕГОРИИ ВЕЧНОСТИ

site2Патриарх Алексий Первый прожил долгую жизнь, охватившую несколько исторических эпох. Во время блокады Ленинграда он отказался от эвакуации и остался в осажденном фашистами городе

Потомок псковских воевод
Сергей Владимирович Симанский (так звали будущего Патриарха в миру) происходил из древнего рода псковских воевод. Он прожил долгую жизнь,  охватившую несколько исторических эпох. Родился в Москве в 1877 году и навсегда сохранил неповторимое старомосковское произношение. Образование получил блестящее. На французском и английском изъяснялся безупречно. Учился в лицее цесаревича Николая, располагавшемся в здании у Крымского моста, где сейчас находится Дипломатическая академия.

После окончания лицея Сергей учился на юридическом факультете Московского университета. Дипломная выпускная  работа  – «Комбатанты и некомбатанты во время военных действий» – впоследствии оказалась очень актуальной для иерарха, пережившего две мировые войны. Впрочем, с армейской жизнью он также был знаком не понаслышке. Согласно действовавшему в те времена закону Сергей как старший сын должен был после окончания университета отбывать воинскую повинность. Служил он в 7-м гренадерском Самгинском полку. Через год в чине прапорщика он вышел в отставку.

Постриг
Предреволюционное высшее сословие было не слишком религиозным. Патриарх вспоминал такой случай. Отпевают некоего высокого чиновника. Диакон молится: «…об упокоении раба Божия…», а кто-то в толпе говорит: «Какой же он раб, если он – действительный статский советник?».
Но в семье Симанских свято хранили традиции древнего благочестия, благодаря чему Сергей рано осознал свое истинное призвание. Осенью 1900 года он поступил в Московскую духовную академию и через 2 года принял монашество с именем Алексий. После пострига в Троице-Сергиевой лавре один мудрый старец сказал ему:
«Тебе сейчас вручается хрустальный сосуд, полный до краев. Пронеси его через всю жизнь, не расплескав!».

После окончания учебы Алексий Симанский был назначен инспектором Псковской духовной семинарии. Затем в сане архимандрита был ректором Тульской, а позже – Новгородской семинарии. В 1913 году стал епископом Тихвинским.

Гонения
Времена двух революционных переворотов епископ Алексий в письме от 28 октября 1917 года назвал «несчастнейшей полосой в жизни России, наказанием за великое преступление – свержение единственно законной, Богом поставленной власти». Еще через две недели написал:
«По всему видно, что святая Церковь наша вступает в полосу тягчайших бедствий и злостраданий и что нам, архипастырям и пастырям, предстоит много скорбей и лишений, и страданий…».
Епископ Алексий не ошибся – очень скоро тысячи священников приняли за веру мученическую смерть. Десятки тысяч были отправлены в тюрьмы, лагеря и ссылки.

К началу Великой Отечественной войны из 60 тысяч дореволюционных храмов действовали только около 100. Монастыри и духовные учебные    заведения были закрыты. На свободе оставались лишь четыре епископа. Одним из них  был владыка Алексий. Прошедший через несколько арестов и судов, отбывший трехлетнюю казахстанскую ссылку, он к тому времени был митрополитом Ленинградским.

О вторжении немецких полчищ на территорию СССР митрополит Алексий услышал в Ленинграде. 26 июня он обратился к своей пастве с воззванием «Церковь зовет к защите Родины». 10 августа, находясь в Москве, во время службы в Богоявленском соборе он говорил в своей проповеди:
«Русский человек бесконечно привязан к своему Отечеству, которое для него дороже всех стран мира… Когда Родина в опасности, тогда особенно разгорается в сердце русского человека эта любовь… Не только как на долг, на священный долг, смотрит он на дело ее защиты, но это есть непреодолимое веление сердца, порыв любви, который он не в силах остановить, который он должен до конца исчерпать».

8 сентября 1941 года вокруг города сомкнулось кольцо блокады. Владыке предлагали эвакуироваться, но он остался в осаждённом городе, чтобы разделить участь своей паствы. Примеру митрополита Алексия  последовало почти все духовенство. В 10-ти ленинградских храмах все блокадные дни не прекращались службы.

Митрополит жил прямо под куполом своего кафедрального Никольского собора, где было довольно просторное помещение со сводчатым потолком. Однажды во время обстрела в храм попали три снаряда. Осколки врезались в стену его кабинета. Один упал на стол прямо перед Владыкой. Он хранил этот осколок всю жизнь…

«Двери квартиры митрополита были открыты для всех, – вспоминал блокадный священник Николай Ломакин. – Очень многим владыка из личных средств оказывал материальную помощь, немалым лишая себя, по-христиански делился пищей. Желая молитвенно утешить и духовно ободрить пасомых, он нередко сам отпевал усопших от истощения мирян, невзирая при этом на лица, и обставлял эти погребения особенно торжественно».

Владыку Алексия знали в осажденном Ленинграде. Его проповеди передавали из уст в уста. В храмах молились о даровании победы русскому воинству. Служился особый молебен «В нашествие супостатов, певаемый в Отечественную войну 1812 года». На богослужениях иногда присутствовало командование Ленинградского фронта во главе с маршалом Леонидом Говоровым.

30 декабря 1942 года местоблюститель Патриаршего подворья  митрополит Сергий обратился к верующим с призывом о сборе средств на постройку танковой колонны имени Дмитрия Донского. Этот почин был поддержан всей Русской православной церковью. Израненный, изголодавшийся Ленинград откликнулся сразу.
За короткий срок церковные общины сумели собрать огромную сумму. Весной 1944 года девятнадцать танков Т-34 с именем Дмитрия Донского на броне начали свой боевой путь в составе отдельного танкового полка 53-й армии 2-го Украинского фронта.

«В войну многие стали молиться открыто, не таясь, – вспоминает протоиерей Борис Глебов, переживший блокаду в детские годы. – Ушел страх перед правительством, война стерла его, потребность в вере и Церкви стала сильнее страха. Храмы были полны, служились всегда две литургии – ранняя и поздняя. В 1943 году Сталин разрешил колокольный звон – люди плакали и крестились, когда над блокадным городом впервые зазвенели колокола».

Встреча в Кремле
Этому разрешению предшествовала историческая встреча в Кремле, которая состоялась в ночь с 4 на 5 сентября 1943 года. Тогда Сталин и Молотов почти два часа беседовали с тремя иерархами  Русской  православной церкви – митрополитами Сергием Старгородским, Николаем Ярушевичем и Алексием Симанским, вызванным из осажденного Ленинграда. Митрополит Сергий сообщил о желании Церкви созвать Собор для избрания патриарха. Верховный главнокомандующий заявил, что с его стороны препятствий не будет. Кроме того, в ходе беседы было разрешено возрождение духовной академии, семинарий и монастырей.

8 сентября 1943 в Москве состоялся Архиерейский собор, избравший Сергия Старгородского Патриархом. Через месяц в Смольном впервые за годы Советской власти боевыми наградами были награждены служители церкви. Митрополиту Алексию и еще десяти блокадным пастырям вручили медали «За оборону Ленинграда».

В исторических летописях России можно найти примеры патриотической деятельности епископов в осажденных  городах. Но подобного по продолжительности «блокадного сидения» история еще не знала.
«Не может быть добрым христианином тот, кто не является добрым и верным сыном своей Родины, готовым все жертвовать для ее славы и процветания»,  -  считал  митрополит Алексий, доказавший верность этих слов своим личным примером.
Когда 27 января 1944 года прогремел победный салют, возвещавший о снятии блокады Ленинграда, грохот орудий не заглушил звон колоколов ленинградских храмов. До этого радостного дня не дожил каждый третий ленинградский священник.

Крест патриаршего служения
В 1944 году скончался Патриарх Сергий. В феврале победного 45-го Предстоятелем Русской православной церкви стал Алексий Первый. Крест партриаршего служения он нес 25 лет. Пережил вместе с Церковью и послевоенный духовный подъем, и новые гонения эпохи Хрущева, который обещал  «показать по телевизору последнего попа». Патриарх мыслил категориями вечности. Знал, что Русская церковь скоро возродится.

Алексий Первый скончался 17 апреля 1970 года и был погребен в крипте Успенского собора Троице-Сергиевой лавры. Митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим (Нечаев), с 1945 года бывший бессменным иподиаконом патриарха, вспоминал с любовью:

«Он был удивительным человеком. До последних дней сохранял ясный блеск глаз и твердость почерка. В богослужении – да и в жизни – он был неподражаем, повторять его было невозможно. Интересная деталь: на службе его сразу было видно, оптически взгляд фокусировался на нем, хотя он был, я бы сказал, неполного среднего роста. С началом контактов с зарубежными церквами к нам стали приезжать патриархи с Востока – величественные, не знавшие, что такое репрессии, – но когда они стояли в одном ряду, наш Патриарх выделялся среди них своим духовным величием. Он всю жизнь молился за Россию. Молится и сейчас – на Небе».

Эта статья опубликована в рамках партнерства с радиовещательной компанией “Голос России”.

Россию и мир связывают судьбы наших соотечественников. Имена одних были незаслуженно забыты, страницы биографий других стерты временем. Героями радиопередач и публикаций радиостанции «Голос России» стали  государственные и общественные деятели, ученые, художники, дипломаты, представители различных сословий, оставившие о себе добрую память как в отечественной, так и в зарубежной истории. Некоторые из них были вынуждены стать эмигрантами, но сумели передать  любовь и преданность Родине своим потомкам. Это также и иностранцы, приехавшие однажды в Россию и оставшиеся в ней навсегда. Все они – соотечественники, воплотившие в своей жизни лучшие черты самобытной цивилизации нашего Отечества. Семейные архивы и устные предания слушателей «Голоса России» и читателей сайта радиостанции  помогают не только восстановить стертые страницы биографий, но и пополнить их именной список. Все публикации проекта «Собор соотечественников» можно найти на страницах сайта радиокомпании  «Голос России» www.ruvr.ru

«Голос России» – радиовещательная компания, ведущая передачи с 1929 года. Радио с историей и традициями, уникальным стилем работы, это современное и интересное СМИ, знакомящее слушателей с жизнью России, с различными точками зрения на события в стране и мире.

На территории Канады и США передачи «Голоса России» можно услышать на средних волнах на частотах: 1390kHz; 1430kHz;

Материалы радиопередач можно принимать на мобильные телефоны, а также найти на интернет-сайте «Голоса России» www.ruvr.ru в любом удобном мультимедийном формате: аудио, видео, а также в жанре фоторепортажа.

Leave a reply