ПОДОБРАТЬ, ОБОГРЕТЬ… ИЛИ НЕ НАДО?

site4Вы встретили зверя – не волка или медведя, а такого маленького, беззащитного, явно нуждающегося в помощи… Ваши действия? Любой нормальный человек, необязательно даже с добрым сердцем, а просто с сердцем, не станет долго размышлять – ну конечно же, помочь, спасти… А как?

Речь ниже пойдет о зверье-птицах на Оленьем озере (Deer Lake) в Бёрнаби, том самом озере, на берегу которого в позапрошлое воскресенье прошёл ежегодный концерт Ванкуверского симфонического оркестра – к слову, на этот раз, в отличие от прошлого лета, при прекрасной погоде; присутствовало, по оценкам, около 8 тысяч зрителей, сидевших на “общественных” стульях, лежавших на траве, полулежавших на принесённых с собой шезлонгах и дружно вставших для овации после прозвучавшей в финале увертюры «1812 год» Чайковского под блеск и гром фейерверка в вечернем небе. Приходите в следующем июле, не пожалеете!

Но вернёмся к нашим зверям. Так вот, на Оленьем озере вывелись журавли – целая колония из нескольких дюжин гнёзд, которые можно увидеть на Deer Lake Avenue и Price Street. Вывелись, немножко подросли и начали выбираться – а кто и выпадать – из гнезд. И, как оказалось, не вполне были к этому готовы.

На прошлой неделе два птенца пострадали под колёсами автомобилей и были отправлены в Ассоциацию спасения диких животных (Wildlife Rescue Association of BC) для реабилитации. Специалист Кристин Элсинг (Christine Elsing), занимавшаяся спасением, подчёркивает,  что все остальные – выпавшие, но не пострадавшие – предоставлены своей судьбе:
“Это жизнь. Раз они уже не в гнезде, будем надеяться, что они научатся справляться сами.”
Звучит бесчеловечно? Специалисты считают, что городские птицы и звери быстро учатся уворачиваться от автомобилей и других опасностей. Тоже естественный отбор.

Кстати, любопытно, что колония журавлей появилась в результате когда-то не принятых руководством Бёрнаби мер. В коце 80-х власти собирались вырубить тополиную рощу, в которой теперь поселились журавли, и построить на их месте автостоянку. Но так и не собрались.

Как тут не вспомнить блестящий девиз профессора Леонида Щетинина, который я услышала в своей университетской юности и пронесла через всю жизнь? Не жадничая, делюсь им со всеми родственными лентяйскими душами. Звучит он так: ”Не спеши делать сегодня то, что можно не делать и завтра!”
В своё время я предлагала повесить эти золотые слова на нашей кафедре английского языка, очень склонной откликаться на всевозможные призывы советского правительсква об  ”интенсификации методов преподавания”, но нашего завкафедрой эта идея как-то не увлекла.

Так что же нам всё-таки делать, чтобы помочь зверятам? Ехать поосторожнее, призывают специалисты, и не подходить близко к гнёздам-норам-берлогам. И не подкармливать никого, хоть и трудно удержаться. Вокруг лежит (плавает, ползает, летает) много естественной пищи.
В противном случае можно получить отрицательный результат в виде наглых чаек на Granville Island, забывших, что такое свежая рыба, и питающихся объедками, подачками и вырванными из рук туристов булками.

Казалось бы, прописные истины… Но вот 5 июля газета NewsLeader печатает страстное письмо читательницы Джейсоки Карделл (Jeysoca Kardell) о семействе енотов – мать и четверо детёнышей, – из которых двое погибли, попав под машину на Duthie Street. Да что такое с людьми, негодует Джейсока, как они могут не видеть, что животные переходят дорогу?

Легко, отвечу я. Пока что, Бог миловал, нам всегда удавалось затормозить – перед волком, например, помчавшимся наперерез машинам через Como Lake Avenue в Коквитламе (в 11 утра! И движение такое интенсивное, что я бы не осмелилась). Или – сколько раз! – перед тем же енотом, невесть откуда выскочившим под колёса.
Животных в нашем городе – как в хорошем зоопарке, и неизвестно, всякий ли из нас убережется от ”брата меньшего”, вылетевшего на дорогу из-за кустов.
Не знаю, где тут решение. Ехать помедленнее? Кто помнит, с какой скоростью ехал первый автомобиль, задавивший пешехода? Кажется, 5 или 6 километров в час?

А дальше Джейсока Карделл рассказывает, как она начала носить енотам еду, поскольку ”…мы на их территории. Звери жили здесь до того, как мы тут появились, и будут жить, когда нас давно не будет.” (Последнее спорно!)

Не хочу её огорчать, да по-русски она, наверное, не читает, но боюсь, что Джейсока Карделл этим подкармливанием сослужила енотам плохую службу. Дело в том, что я с ними лично знакома. Около недели мы жили с енотами практически одной, хотя и не идеально дружной семьёй – мне приходилось прогонять их, когда они настойчиво пытались влезть в окрытое окно нашей спальни на втором этаже, раздвигая носом жалюзи. Мамаша-енотиха прогрызла дыру в крыше над первым этажом, поселилась там и гуляла по этой крыше с детьми в сантиметрах от окон спальни день и ночь (особенно ночь!). И топают они впятером, скажу я вам! И визжат! И мать рычит и шипит, и пытается атаковать, если выходишь на патио полить цветы…

Служба “перемещения диких животных” 28 июня сообщила нам, что приехать за зверями смогут только после “длинных выходных”, так что пусть мы пока как-нибудь… А 4 июля они уже и приедут…
Через несколько дней еноты ушли – возможно, туда, где подкармливала их сердобольная Джейсока (Duthie всего в двух кварталах от нас, хотя, казалось бы,  резоннее им было пойти в огромный гольф-клуб, который ещё ближе. Но их, енотов, не поймёшь). А служба, кстати, не приехала вообще.

Ну, а на берегу океана? Если чьего-нибудь детёныша выбросило на берег? Тут ведь уже надо спасать? И снова нет, говорят те же специалисты. Мама ещё может вернуться.
Правильно поступил управляющий дока Райан Эштон (Ryan Achton), когда нашёл новорожденного тюленьего детёныша на скалах. Вместо того, чтобы подобрать кроху, он ждал 48 часов, чтобы убедиться, что мать точно не вернется. Но не просто хладнокровно ждал, оставив малыша без помощи, а связался с Центром спасения морских млекопитающих (Marine Mammal Rescue Centre). Решение ждать было принято потому, что не отпавшая пуповина у тюленёнка указывала на то, что ему меньше 5 дней от роду, а густой белый эмбриональный мех – на то, что малыш недоношенный.
По телефону Центр руководил действиями Эштона, помогая ему приготовить искусственную смесь для вскармливания осиротевшего малыша, пока тот не окреп настолько, чтобы полететь в ванкуверский Аквариум. Через 13 недель после начала этой истории тюленёнок по имени Тень (Shadow), прибавив в весе, как образцовый пионер, 25 кг к своим первоначальным пяти, был выпущен на волю.

Значит, надо всегда поступать так, как Эштон? Да нет! Вместе с малышом Тенью «выпускницей» Аквариума была тюлень-девочка Полуночная Жемчужина (Midnight Pearl), подобранная возле Bella Bella. А вот её унесли домой ещё до того, как связаться с Аквариумом. И, наверное, это было правильное решение, говорит менеджер Аквариума Линдсей Акхерст (Lindsaye Akhurst), поскольку детёныш был «крайне истощён и обезвожен и явно разлучён с мамой».

Но поскольку каждому из нас трудно решить, что делать, когда перед тобой морской житель в беде, давайте спрашивать совета у тех, кто знает! В прошлом году при участии 160 волонтёров получили помощь 130 попавших в беду морских животных. Увидите таких – звоните 604-358-SEAL (7325). И им, надеюсь, помогут!

Люся Бокова

Leave a reply