ПЕСЧАНАЯ ЗЫБЬ КАНАДСКОЙ МЕЧТЫ

site2О новом фильме ванкуверского режиссера Юли Ивановой

5 мая в рамках кинофестиваля  DOXA состоится ванкуверская премьера фильма “LIMIT IS THE SKY” – новой картины ванкуверского режиссера Юли Ивановой, известной в Канаде как участник фестиваля Sandance и обладатель главного приза за “Лучший канадский документальный полнометражный фильм” фестиваля HotDocs.

Ее три предыдущих фильма показывались на Ванкуверском международном кинофестивале, многие также видели по телевидению на каналах CBC и Knowledge Network ее фильмы «Family Portrait in Black and White”, “Love Translated”, “High Five: a Suburban Adoption Saga”,  “True Love or Marriage Fraud? The Price of Heartache”, “Fatherhood Dreams”, “Moscow Freestyle” и “I Want a Woman”.

Юля представит зрителям свою новую работу “LIMIT IS THE SKY”  в фестивальном кинотеатре Vancity (1181 Seymour St, Vancouver), в 6:15 вечера 5 мая.

- Юля, о чем твой новый фильм?
- В принципе, это вечная история о том, как мы, люди, носимся по далям и весям, по заснеженным сугробам и комариным топям в погоне за золотом и серебром, которые кажутся такими необходимыми нам для достижения наших целей и обретения счастья.
Но в любой момент не подвластные нам природные водовороты и экономические катаклизмы могут указать нам на смехотворность наших потуг, уронив, к примеру, цены на нефть в два раза.

И только тогда мы остановимся, посмотрим на себя и зададим, наконец, себе вопрос: «А что я лично хочу делать в этой жизни и ради чего я пришел в этот мир».

А если конкретно, то это история очень молодых канадцев – как рожденных здесь, так и иммигрантов, – которые в двадцать с небольшим лет поехали «за длинным рублем» на канадский Север в надежде найти работу на нефтяных песках Альберты, в канадском Эльдорадо под названием  Fort McMurray.
Городок на 70 тысяч жителей, где водитель грузовика, перевозя нефтяной песок на расстоянии 300 метров из пункта «А» в пункт «В» по двенадцать часов в день, мог, не сильно напрягаясь, заработать 150-200 тысяч в 2012 году. И в 2013 году также.

Моим героям тоже очень хотелось получить кусок этого жирного пирога!

И Максу, красавцу-парикмахеру из Ливана, отмеченному талантом художника. И чудесной девочке Сейбл из Эдмонтона, мечтой которой было купить джип и которая через год стала взрослой, сильной и грустной. И рэперу из Южного Судана Кингдэнгу, испытывающему бОльший стресс от количества счетов и расходов по воспитанию детей в Канаде, чем от опасности быть убитым на войне в Африке.  И голливудскому сценаристу Патрику, «чисто временно» работающему барменом в далеком северном Клондайке.

Денег очень хотелось всем, а я снимала, как кто пытался добраться до Золотого руна. Кому судьба, а кому другой путь уготовлен – хоть головой бейся, а не хочет низкое северное небо, чтоб ты вел грузовик за 150 тысяч в год, и все тут.

А потом подкрался декабрь 2014-го, мировые цены на нефть рухнули – и все мгновенно кончилось, будто и не было Золотой лихорадки. Ну, а я продолжила снимать жизнь этих ребят, их поиск себя в задачке с новыми неизвестными.

И также я хотела снять и оставить для истории, что же сталось с канадским Эльдорадо, с Клондайком, с Землей Обетованной, но отравленной – под названием Форт МакМюррей.

- Так что стало сейчас со столицей нефтяных песков Канады – городом Форт МакМюррей – после обвала цен на нефть?
- Пока что все разворачивается, как  в книге «Сто лет одиночества», где город  Макондо сначала расцветает, когда тысячи мигрантов и иностранцев приезжают работать на банановую компанию;  потом приходит время запустения, растения разрушают человеческие постройки, дорожки к домам зарастают  и природа берет верх.
Так и Форт МакМюррей: сначала половина населения потеряла работу; потом все уехали и город замер; а потом, в мае 2016 года, как вы, скорее всего, знаете, страшный лесной пожар окружил Форт МакМюррей – и за несколько часов 80 тысяч человек бежало из города и рабочих лагерей вокруг него. Потом кто-то вернулся, а кто-то ушел искать следующий Макондо.

- И это все в фильме? Сколько лет ты его снимала?
- Да, события фильма охватывают период с осени 2012 года до июня 2016 года.
Так как этот фильм финансирован не телевизионным каналом, а National Film Board of Canada (NFB), самым серьезным в Канаде фондом и продюсером документальных и анимационных фильмов, то весь процесс финансирования и работы сильно затянулся, что совершенно непредсказуемым образом сыграло на руку самому фильму, потому что позволило заснять жизнь людей и события в течение четырех лет.

Правда, мы его полностью закончили за три недели до пожара. И потом несколько месяцев я убеждала, что надо вставить пожар в фильм. В общем, это была очень и очень непростая картина в смысле и производства, и событий. И мне кажется, что в Канаде ее не очень понимают.

- Что ты имеешь в виду, говоря, что канадский зритель, возможно, не очень понимает этот фильм?
- Может, даже и не зритель, а критик… В моем понимании, любой фильм можно смотреть как конкретную историю конкретных людей – Маши, Пети, Кати, и что конкретно у них там происходит  в смысле событий. А можно смотреть с птичьего полета, как это делают огромные вОроны в моем фильме.

У меня через весь фильм проходят визуальные и сценарные элементы, которые, по идее, должны дать понять, что фильм этот не конкретно о Максе, Сейбл, Кингденге, Мучарате, Патрике и Эндрю. “Limit is the Sky”, как я его делала, я вижу как притчу, я и героев выбирала исходя из идеи притчи, как ноев ковчег, где “каждой твари по паре” – есть художник, есть музыкант, есть рабочий; есть божий человек, есть эгоист, есть ослепленный деньгами…
Один герой – из Африки, один – из Ближнего Востока, один из Азии, один – из Америки,  один – с запада Канады, один с восточного побережья….

Я делала фильм-притчу. Это как зеркало, в которое я предлагаю нашей стране, нашему обществу посмотреть на себя. И признать, что, к примеру, для канадской молодежи, жизнь очень и очень финансово трудна. И не у всех есть мама и папа, кто купит первую машину, а пробиться по классовой лестнице есть большое желание и основание, включая тех молодых канадцев и недавних иммигрантов, кто принадлежит к рабочему классу.

И Канада предлагает им единственный способ “подняться” – это участвовать в добыче природных ресурсов, где охрана окружающей среды не стоит на первом месте. И да, этой канадской молодежи по большому счету наплевать на то, сколько воды уходит на отделение нефти от песка.
О таких неозабоченных будущим человечества ребятах практически никогда не говорят, но это тоже часть Канады, и большая часть.

В фильме есть разговор и о марихуане. И что так много молодежи курит марихуану по одной очень простой причине, которую раскрывает нам Макс.

Из фильма также понятно, что никто никогда не собирается сам себе сказать: “мне достаточно денег, я заработал миллион за пять лет, водя грузовик, и мне больше не надо”.  И видно, что тратят люди этот миллион, в основном, на завиральные идеи и сиюминутное ублажение амбиций.

Поэтому получается, что нанесение вреда Земле путем разработки нефтяных песков ради повышения благосостояния жителей страны не имеет никакого реального смысла, раз, в основном, деньги “профукиваются” и через год после потери баснословного заработка большинство миллионеров-нефтяников оказываются “без штанов”.

Так что фильм обо всем этом, а не только о судьбе шестерых наивных смельчаков, поехавших  на Север за деньгами, а вместо этого нашедших себя!

Фильм веселый и грустный, с современной интересной музыкой. Приходите!

Напомним, фильм ванкуверского режиссера Юли Ивановой “LIMIT IS THE SKY” будет показан в фестивальном кинотеатре Vancity (1181 Seymour St, Vancouver), в 6:15 вечера 5 мая.

Leave a reply