ЛЕТНИЙ ВЕЧЕР С АНСАМБЛЕМ “НЕ ЖДАЛИ”

site1Интервью с руководителем ансамбля Ольгой Токмаковой

- Ансамбль “Не ждали” – абсолютно уникальное явление в жизни нашей общины… Но не все в Ванкувере пока знают, откуда вдруг такие профессионалы, как вы, поющие а-капелла, появились и что ансамблю уже более 20 лет… Предлагаю начать с истоков…
- Да, весной 1993 года в одной из школ заполярного Мурманска был создан ансамбль с таким необычным названием «Не ждали». Девчонки и мальчишки из старших классов объединились, чтобы сказать свое слово в музыке.

- Насколько я знаю, в “доэмигрантской” жизни вас знали не только в родном Мурманске и даже не только в России. Что везли в далекие страны, и как там вас понимали-принимали?
- Ну, вспомнить можно многое, вечера не хватит, чтобы всё рассказать… Германия… – туда ехали с особыми чувствами. Первая поездка была сложной. Я везла коллектив из 18 человек – с костюмами, с инструментами.
Процесс получения виз, покупка билетов – всё надо было сделать самой, на всё нужны деньги, а их нет и никто не собирается давать. Помог председатель комитета по делам молодёжи – выискал нужную статью под эти деньги, ну и сам с подругой поехал с нами «сопровождать», а попросту… отдохнуть. Мы не в обиде, что мероприятие себе в зачёт записал, главное, что деньги дал.
В Германии тоже товарищ ушлый оказался. Нам культурный комитет деньги выделил на пропитание, на размещение – так он нас в домах под снос размещал, а кормил в дешёвых барах. Он из немецких коммунистов был, по-русски неплохо говорил, понимал. Я пыталась высказать ему, что такие условия не совсем приемлемы, он тут же прикидывался: «нихт ферштейн».
Я через переводчицу, а она студентка пединститута (они на любых условиях тогда соглашались работать, лишь бы за границу взяли): «Ни-ни, – говорит, – нельзя капризничать, вас больше сюда не позовут».
Ну, я «по-русски» сказала, что я думаю о таких поездках и как «горю» желанием сюда приехать ещё – короче, Гитлер капут! Сейчас смешно, а тогда было страшновато ругаться с тем, от кого зависели и «стол и дом».
Но замечательно то, что в этой поездке мы познакомились с прекрасным хором «Young Voices», где пели почти ровесники моих ребят. Все дальнейшие поездки в Германию были связаны с ними, с их фестивалем, с прекрасной организацией с настоящей немецкой пунктуальностью.
Зрители принимали нас на ура – овации, цветы, зал вставал, когда мы заканчивали выступление.
Один пожилой музыкант предположил: «Вы, наверное, очень богатые люди, вы так чудесно поёте… У нас в Германии это хорошо оплачивается…»
Увы, он очень ошибся… В общем, не было бы счастья, да несчастье помогло. Мы до сих пор в прекрасных отношениях с ними, с их руководителем. Они следят в соцсетях за нашими успехами, даже на фестиваль в этом году приглашали. К сожалению, всё упирается в деньги.

- Вопрос о названии, наверное, уже надоел… И, тем не менее, почему вдруг – “Не ждали”?
- Хотелось чего-то неординарного и, в то же время, отражающего нашу сущность, наш поиск в песенном искусстве, новые формы, разножанровость. Не все приняли это название с восторгом, но потом привыкли… А нам сразу пришлось по душе. Не смущало, даже, постоянное подшучивание, типа: «…А мы не ждали вас, а вы припёрлися…», или производные от нашего названия: Не ждали – Не звали – Достали… Имя заиграло, имя запомнилось, за именем закрепился определённый образ – и нас уже ни с кем не путали.

- В Ванкувер приехал, так сказать, костяк “неждальцев”. Понятно, что весь ансамбль в эмиграцию с собой не потянешь. Но что-то, наверняка, увы, потеряно от изначальной “души” группы, ведь ансамбль был в какой-то степени для всех семьей?
- Да, переезд, как говорят в народе, это как пожар… – обязательно что-то потеряется, всё не успеешь вынести… Те трое, что остались в России, из разряда незаменимых.

Танечка – сопрано с огромным диапазоном, профессионал своего дела, может петь любую женскую партию в зависимости от поставленной задачи. Скорость разучивания и способность к запоминанию феноменальная. Она влилась в наш коллектив в 2004-м, когда нас пригласили на фестиваль во Францию. До отъезда оставалось 2-3 месяца, выучить предстояло 30 произведений… Таня справилась с задачей. К сожалению, на фестиваль мы не поехали, что-то там не успели оформить для виз, но Таня осталась с нами.

Наденька – меццо-сопрано с особым бархатным тембром, не имеет музыкального образования, но прекрасный слух и от природы поставленный голос прекрасно дополняли ансамбль.

Николай – тенор, гитарист, баянист, пианист, аранжировщик (всё в одном лице) и, по совместительству, мой зять – остаётся незаменим и по сей день.
Он вырос вместе с ансамблем. Придя к нам в апреле 1995, он уже осенью, с моей подачи, поступил в музыкальное училище на дирижёрско-хоровое отделение. По окончании, поступил в Педуниверситет по классу гитары, поскольку все годы до этого играл на гитаре по слуху, сочинял, импровизировал. Наш взаимный рост очень благотворно сказывался на исполнительских качествах «Не ждали», а в концертах появились сольные гитарные номера.
А ещё он занимался с «неждальцами» вокалом, был практически хормейстером при коллективе. Мы так выросли вокально, что однажды выпустили программу, в которой каждый член ансамбля выступил как солист, были также дуэты, а в конце концерта мы пели все вместе.

- Познакомь читателей с теми, кто составляет сейчас ансамбль “Не ждали”.
- В первую очередь хочется сказать про двух прекрасных девушек, которые здесь, в Канаде, влились в наш состав. Стать частью «Не ждали» очень непросто – это и особый стиль отношений, и особая требовательность к исполнению, разучиванию, подаче песни, внутренняя дисциплина ансамбля.
Аня Перминова и Вика Гундарева прекрасно справляются со всеми требованиями. Сопрановая партия укомплектована, их голоса сливаются, они способны усиливать друг друга, держать цепное дыхание, а также петь самостоятельные мелодии.

Оксана Богдан – член ансамбля с момента его рождения. Про таких говорят: «мы пуд соли съели вместе». Она знает, что надо делать, как надо делать и когда надо делать. Когда она рядом, мне не страшно.

Басовая группа: Стас Фомин – мой муж, Егор Токмаков – мой сын… Наверное, этим всё сказано. Тыл укреплён, оттуда всегда поступает поддержка ☺))

Наш золотой тенор Максим Осадчий – муж Оксаны. Теноровая партия самая сложная в любом вокальном коллективе. Чем коллектив меньше по количеству поющих, тем больше нагрузка на теноровую партию. Если учесть, что Максим не имеет музыкального образования, то можно понять, что каждый раз, выходя на сцену в составе ансамбля, он совершает подвиг.

Я не кидаюсь красивыми словами, я знаю, что это настоящий подвиг – петь часовой концерт в одиночку, и у тебя нет права на ошибку, нет возможности сделать лишний вдох-выдох. Тебе надо петь свою партию идеально, иначе аккорд развалится, и фальшь услышит зритель. У тебя нет возможности услышать соседнего тенора и выровнять свой голос, ты можешь полагаться только на свой слух и выстраивать свой голос по другим партиям, а это и с музыкальным образованием не каждый может. Я горжусь мужеством Максима, его верностью ансамблю.

Я бы хотела со страниц газеты обратиться к любителям пения. Если вы тенор, умеете петь по нотам, жаждите интересной творческой жизни, приходите к нам! Вы будете не один, рядом с вами будет Максим – и ансамбль наш зазвучит ещё лучше.

- Что-то поменялось в подходе к репертуару после переезда из Мурманска в Ванкувер? Что сейчас составляет его основу?
- Мы ничего не меняем в нашем подходе к репертуару. Мы поём всё, что трогает нас, что нам нравится. В репертуаре у нас народные песни, популярные песни прошлых лет, духовная музыка, спиричуэлсы, песни на английском, норвежском, немецком, итальянском, украинском и пр.
Есть нечто, что отличает «профессионального» певца и «любителя». «Профессионал» – тот, кто пением зарабатывает деньги, он обязан петь всё, что сейчас востребовано, петь там, где платят, и там петь то, что желает слышать заказчик.
«Любитель» – тот, кто умеет петь, денег за это не получает, а если получает, то тратит их на костюмы, инструменты и пр.
«Любитель» поёт то, что любит, что выносил и родил в своём сердце. «Любитель» сам выбирает, где и что ему петь, он свободен и вдохновляется этой свободой. ☺))

- Всем нам здесь, в иммиграции, приходится примерять на себя новую жизнь… Тем не менее, рутина жизненная ансамбль не подмяла под себя – вы, как и прежде, постоянно репетируете и выступаете… Как справляетесь сейчас с этим? Какие главные трудности испытывает ансамбль здесь, в иммиграции? Нехватка времени? Денег? Не тот зритель?
- Нехватка времени – да. Нехватка денег – да. Со зрителем/ слушателем всё в порядке.
Предыдущие два концерта показали, что случайных людей в зале нет, к нам идут, чтоб услышать музыку, услышать её в своём сердце, понять, что она всё-таки звучит, её не заглушает обыденность жизни, проблемы и тяготы иммиграции. Мы поём для заинтересованных людей, которые ищут не развлечения, а размышления, внутреннего созерцания, внутренней гармонии.

- Что ждет нас, зрителей, в новой концертной программе?
- Для нас это третий сольный выход на ванкуверскую публику. Как показывает жизнь, нас многие ещё не знают, что-то слышали, но не были на наших концертах.
Мы стараемся каждой программе дать название. Хотим в названии обозначить тему, эмоцию, энергетику предстоящей встречи. Конечно, вы услышите что-то из старых программ, но в бОльшей степени это будут новые произведения.

Летний вечер в прекрасной компании, с прекрасными песнями, которые когда-то слышал, и встречаешь с ними, как со старыми друзьями, а новые, незнакомые, приносят в душу ощущение новизны и радость, что жизнь прекрасна, несмотря ни на что. Ни политика, ни разность культурных предпочтений, ни различия религиозных взглядов не должны мешать людям наслаждаться красотой звуков, слов, общением с самим собой в чудесный летний вечер…

Концерт “Летний вечер с ансамблем “НЕ ЖДАЛИ” состоится 3 ИЮНЯ, в 19:30, по адресу 1805 Larch Street, Vancouver (Kitsilano).
Билеты: $20, у входа

Leave a reply