КРОЛИКИ И ФОТОНЫ

site3Моей дочке уже почти десять, а она все рисует кроликов с крыльями и верит в мышку, которая приносит подарок под подушку, когда выпадает очередной молочный зуб. И мне это очень нравится, в отличие от школьной учительницы, которая за крылья на кролике снизила оценку.

Чем дольше живешь, тем больше начинаешь понимать, точнее даже сказать – чувствовать, что красота действительно может спасти мир, как утверждал когда-то Достоевский. Ведь если разобраться, красота и гармония – это одно и то же. И проявления этой красоты могут быль различны – красивы, чувственны свежесорванные полевые цветы в обычной вазе из глины, без лишнего пафоса и притязаний на стиль; волшебный звук вибраций струны виолончели или струн, из которых построен весь космос, включая нас с вами, как это представлено, пускай экспериментально недоказуемой, но, согласитесь, удивительно красивой теорией струн физиков-теоретиков. Я бы даже добавил от себя: физиков-романтиков, физиков-мечтателей…

К тому же, мечты эти не лишены стройной математической гармонии. Когда я созерцаю себя и то, как я мыслю, то все больше убеждаюсь в том, что дар фантазии или воображения имели для меня гораздо больше значимости, чем интеллект или пользование позитивного знания. Примерно так говорил Эйнштейн, для которого воображение всегда было гораздо важнее знания – ибо первое безгранично, в отличие от второго.

Дочке своей я попытался объяснить, что такое свет и фотоны; и что ничто не может двигаться быстрее фотонов, во всяком случае в понимаемой нами вселенной. Она согласилась, но только с одним исключением: ничто, кроме кроликов с крыльями. И я не стал возражать, это же ее фантазия и ее воображение. А ведь они безграничны.

И, может быть, действительно что-то когда-то обгонит эти фотоны и устремит время в прошлое, во времена Гумилевской “пустоты” и утерянного рая Данте. Ух, как я “загнул”. Ну и пусть, значит, так надо.

В прошлое? А ведь, если разобраться – что такое прошлое, будущее? Так, придуманные нами условности, созданные для повседневного удобства. Какой-нибудь дзен-буддист или мастер японских танка просто не “заморачиваются” этим лишним грузом, а только ловят и переживают момент настоящего во всей его красоте и гармонии. Сосновые иголки падают так: тик-так, тик-так,  по падающим сосновым иголкам я считаю мгновения… Прочитал это когда-то где-то давно и не могу забыть, да и не хочу…

Недавно на работе пришлось оказывать первую медицинскую помощь человеку, который потерял сознание. Придя в себя, его первым вопросом был: где кошелек и телефон? И человек вроде как небедный, хорошо зарабатывает.

Я тут же вспомнил другую историю об умирающем мастере. Не помню, даосизма или дзенбудизма – да, впрочем, неважно. Возле этого мастера собралось много людей в ожидании его предсмертных слов. А он лежал и умиротворенно молчал. Наконец, кто-то из присутствующих не выдержал и предложил мастеру удовлетворить любопытство собравшихся. А тот просто сказал: “Слушайте!”. Где-то наверху, шумя, играла белка. “Ведь это так красиво”, – сказал мастер и умер. Наверное, немногим из собравшихся удалось проникнуть в его слова и его молчание, осознать, что игра и шум какой-то белки не менее важны, чем смерть великого мастера…

Я недавно услышал по радио, что бывший президент США где-то скоро будет выступать перед какими-то людьми, и гонорар за его выступление составит 400 тысяч долларов. Я подумал: разве слова, которые он скажет, что-либо изменят? Неужели этим деньгам нельзя было бы найти лучшего применения – накормить кого-то или построить школу… Или просто купить на эти деньги цветы и раздать их женщинам. Не выбирая никого, просто мимо проходящим по улице незнакомым женщинам. Без определенной цели. Ведь разве слова президента более важны, чем смех ребенка или застенчивая улыбка незнакомки с цветами, либо, в конце концов, игривый шум белки на крыше.

Сергей Филипчук, Эдмонтон

Leave a reply