О БАЙКОНУРЕ, ПУТИНЕ И НЕ ТОЛЬКО…

site3Ванкуверский Международный Кинофестиваль 2018

Как всегда, в сентябре в городе фестивальная горячка – в конце месяца начинается ежегодный Ванкуверский международный кинофестиваль (Vancouver International Film Festival – 27 сентября – 12 октября).

Более трехсот игровых и документальных фильмов предлагаются ванкуверскому, вполне искушенному зрителю.

Сегодня мы представляем читателю три европейские докумeнтальные ленты: “Байконур, Земля” (Baikonur, Earth) - мировая премьера фильма итальянского документалиста Андреа Сорини; “Свидетели Путина”  (Putin’s Witnesses) – фильм Виталия Манского, получившего приз в Карловых Варах; и “Крис-швейцарец” (Chris the Swiss) - фильм молодого швейцарского режиссера Анны Кофмель.

Итак:
Байконур, Земля (Baikonur, Earth)

ANDREA SORINI, ITALY, 2018, 74 MIN. Panorama
World Premiere
THU OCT 4, 7:00 PM, INTL VILLAGE 10
SUN OCT 7, 4:30 PM, INTL VILLAGE 10

Центр Земли, самая близкая точка планеты к орбите, дверь в Космос… – по-разному называют это место. Однако весь мир знает: Байконур – единственная стартовая площадка во все еще неизведанный и совершенно необьятный  космос.

Огромная территория пустыни на территории Казахстана, по которой веками проходил Великий Шелковый путь – караваны верблюдов, бескрайнее небо…  С тех времен применения этим местам не находилось вплоть до 1955 года, когда Советское государство пришло к выводу, что именно эта огромная территория, не пригодная к проживанию и находящаяся далеко от всего, будет идеальной площадкой для шага в небо.

Итальянский режиссер-документалист Андреа Сорини хотел просто… показать, как это все выглядит. Показать у него, безусловно, получилось, фильм необыкновенно красив.

Пoказать – но, к сожалению, не рассказать. Фильм – молчаливый, не немой, а именно молчаливый, там есть несколько 30-секундных интервью и еще несколько сцен, где можно разобрать, что говорят находящиеся в кадре люди, а в остальном….

Завораживающие виды пустыни, бесконечное пронзительно-синее небо с как будто нарисованными пушистыми облаками и силуэты все тех же вечных верблюдов перемежаются картинами руин и разрушенных зданий, в которых иногда играют местные мальчишки.
И это при том, что Кызылорда (ранее город писался как Кызыл-Орда) являлась центром Великого Шелкового пути, и по всей пустыне разбросаны 500 мавзолеев и склепов героев, военачальников тех времен – в фильме, правда показан только один.

Немыслимый контраст разрушений и бедности обитателей этих краев с самой продвинутой и удивительной технологией, с самой большой на планете Земля плошадкой для изучения и покорения космоса поражает!

Довольно естественно фильм заканчивается запуском космического корабля, что, безусловно, впечатляет, но уже, увы, не ново.

Если режиссер хотел показать красивые виды, подчеркнуть контрасты и в очредной раз испытать гордость за человечество, сумевшее оторваться от притяжения Земли – это ему удалось.

Если он хотел рассказать историю Байконура и этих мест, то, на мой взгляд, – нет.

Однако необыкновенные картины остались в памяти. Да, и музыка, сопровождающая видеоряд, безусловно, создает соответствующее настроение.

Свидетели Путина (Putin’s Witnesses)

VITALY MANSKY, LATVIA/SWITZERLAND/CZECH REPUBLIC, 2018, 102 MIN. Impact
FRI SEP 28, 3:45 PM, INTL VILLAGE 9
SUN SEP 30, 9:30 PM, INTL VILLAGE 10

Виталий Манский – известный режиссер-документалист, лауреат множества престижных призов. С лета 1999 по декабрь 2003 года – руководитель службы производства и показа документальных программ на канале РТР («Россия»), автор и ведущий программы «Реальное кино».

Таким образом в эти годы Манский получил беспрецедентную возможность находиться в ближайшем окружении Владимира Путина, в момент начала его президентской карьеры. Фильм, собственно, и рассказывает об этом периоде в судьбе России, о надеждах, мечтах, вере в демократическое процветание страны.

Манский не только снимал исполняющего обязанности президента и избранного президента, но также имел возможность дискутировать с ним на весьма разнообразные темы – конечно, о будущем России. Имел возможность снимать близкий круг президента, присутствовать при дискуссиях о стратегии  выборов и о том, как будет выглядеть будущее страны.

Сейчас Виталий Манский живет в добровольном изгнании в Латвии и, безусловно, имеет очень четко выраженную политическую позицию, которая может быть кому- то близка, а кому-то – нет; однако ценность этого фильма – в аутентичности материала, поэтому, как мне кажется, это интересно всем, кто следит за событиями и судьбой нашей с вами исторической Родины

Мне очень интересно, почему Виталий Манский решил использовать эти видеоматериалы именно сейчас. Как этот фильм может повлиять на наше сегодняшнее восприятие и оценку прошлого?
Фильм Манского – это удивительное ощущение перемещения во времени. Мы наблюдаем историю – как она формировалась на наших глазах, день за днем, час за часом. Мы видим
ближайшее окружение президента, слышим, о чем говорили тогда в Кремле.

В какой-то момент Манский просто перечисляет людей, которые находились рядом с Президентом и пили шампанское, радуясь победе на выборах. Иных уж нет, а те – далече…

Мы сами, смотря фильм, становимся “свидетелями Путина”. Только с той разницей, что мы знаем, что произойдет дальше. В той же последовательности. День за днем, час за часом.

Мы вглядываемся и вслушиваемся в выражение лиц, интонаций, пытаясь найти знаки, которые подсказали бы, как этот незаметный человек повлияет на судьбу России и миллионов ее граждан. И только в самом конце фильма, на праздновании Нового года в семье Ельцина, глядя на реакцию Ельцина на простой вопрос о гимне, понимаешь, что историю не обманешь.

Для меня это был самый сильный момент фильма. Вопрос “мы свидетели Путина или участники”, а еще вернее  – соучастники процесса, напрямую меня не  касается, так как я уехала задолго до описываемых событий.

Но этот вопрос касается режиссера лично. Он пытается понять и осознать можно ли быть свидетелем не будучи соратником или соучастником? Наверное этот фильм, сейчас,  почти через два десятка лет, своего рода “меа кульпа”.

Талантливо, интересно, не беcпристрастно, но оригинальные сьемки дают возможность зрителю самому оценить ситуацию и сформировать свое мнение. И это большое достижение режиссера.

Очень  хороший документальный фильм – живой, динамичный и, безусловно, который не оставит зрителя равнодушным.

Крис-швейцарец (Chris the Swiss)

ANJA KOFMEL, SWITZERLAND/CROATIA/GERMANY/FINLAND, 2018, 90 MIN. Impact
North American Premiere
SAT SEP 29, 1:45 PM, INTL VILLAGE 9
THU OCT 4, 6:30 PM, RIO

Фильм молодой швейцарской документалистки, мастера анимации Анны Кофмель “Крис-швейцарец” был выбран для специального просмотра критиками на Каннском фестивале, что является высокой оценкой.

Официальная коммерческая презентация фильма гласит: “Как две руки беспокойного человека, документалистика и мультипликация танцуют меланхолический и отчаянный пасадобль”.

Красиво и очень точно  сказано. Подобное сочатание жанров довольно необычно, однако история  героя фильма и его автора – уникальна.

Герой фильма – швейцарский военный журналист Крис Вюртенберг – был убит при неизвестных обстоятельствах в Сараево в 1992 году. В это время Анне было 10 лет, а Крис был ее двоюродным братом.

С того самого дня потрясенная семейной трагедией и первой в жизни потерей близкого человека, Анна не могла смириться с ужасом происшедшего. С того сомого дня она пыталась найти ответы на вопросы, которые оставались без ответа многие годы.

В конечном итоге, к ней в руки попали военные дневники Криса, она сумела найти многих людей, которые знали его, воевали с ним, коллег-журналистов и многих других – и создала этот необычный фильм.

Крис Вюртенберг погиб, когда ему было 26 лет. Кто был этот человек?

В 17 лет он, сбежав из дома из благополучной Швейцарии, оказался в Намибии, где присоединился к армии апартеида. Принимал ли он участие в карательных акциях? Или это была ошибка юного искателя приключений?
При первой же возможности он, уже выбрав для себя дорогу военного корреспондента, бросался в самую горячую точку, в гущу событий, на передний край.

Почему? Для чего? Что им двигало? Как Крис оказался персонально замешанным в позорном, жестоком военном конфликте и заплатил за это жизнью?

Печально известный террорист Илич Рамирез Санчес, по кличке Шакал, отбываюший наказание во Франции, между прочим, говорит Анне по телефону, что Крис был швецарским шпионом – что  сенсационно, если правда, и глупо, если нет, однако в фильме нет ответа на этот вопрос, как и на многие другие.

Анна пытается найти ответы на конкретные вопросы, однако из документального материала вместо ответов вырастает уродливая картина войны.

“Никакая история не стоит жизни-просто, не стоит!”- восклицает один из коллег Криса.

Однако становится довольно быстро понятно, что дело не только в журналистике. Война разъедает и калечит душу, и никто, столкнувшись с ней лицом к лицу, не может избежать ее тлетворного влияния.

Анны она помнила день, когда узнала о гибели Криса, помнила страшные картины, которые возникли тогда в ее детском воображении и никогда ее не оставляли. С годами, постепенно узнавая – факт за фактом – Криса, она продолжала дорисовывать в своем воображении сцены из жизни близкого человека, которого она помнила и любила.

Анна Кофмель чередует мультипликацию и документальные кадры. Нарисованная Анной от руки, монохромная мультипликация скорее всего возрождает детские кошмары, которие преследовали ее после гибели Криса в далекой стране.

Иногда Анна рисует обычные сцены из жизни Криса, как бы заполняя пробелы. Например, найдя чек на две чашки кофе, она рисует изумительную сцену, как Крис встретил женшину и пригласил ее на чашку кофе.

Мультипликация совершенно завораживающая, великолепная по качеству, полная поэтики и в то же время  детских страхов, которые воплотились в образы монстров и жестоких сцен разрушения и страдания.

Фильм пронизан личными эмоциями автора и очень талантливый, с моей точки зрения. Эта работа – прощание с братом, в результате которого пришло понимание и осознание гораздо более глобальных и серьезных проблем. И, несмотря на некоторую незавершенность истории как таковой и большое количество вопросов, повисших в воздухе, – это поэтическое, грациозное и красивое прощание…

Юлия Барсель, Ванкувер

Leave a reply