ЗНАКОМЬТЕСЬ: ЮНЫЙ ПИАНИСТ МИТЯ ФОРЕЗИ

site2Приглашение на концерт

Не берусь сравнивать с другими странами, но в пределах Канады дети Ванкувера, занимающиеся музыкой, а в особенности – играющие на фортепиано, по мнению профессиональных музыкантов, давно держат первенство. Поразительно и то, в каком раннем возрасте детей начинают учить музыке – это, по-видимому, идёт в общем русле мировой тенденции – и то, как быстро юные музыканты осваивают репертуар высокого уровня и, подчас, достигают поразительного технического совершенства.

Не буду анализировать причины такой благоприятной ситуации в Ванкувере, но факт остается фактом: редко какой ребёнок не играет на каком-либо музыкальном инструменте, не участвует в многочисленных теперь музыкальных конкурсах, не мечтает сыграть с оркестром… Учителям музыки разного профессионального уровня есть что делать в Ванкувере, где проявить себя. И это, конечно, здорово.

Вместе с тем, и, я думаю, многие музыканты согласятся со мной, такая популярность музыкального образования и, как следствие, изобилие учеников лишь подтверждают старую истину. Да, большое количество юных пианистов, скрипачей, флейтистов удивляют нынче трудностью исполняемой программы, техническим блеском, стабильностью игры на сцене… Однако, слушая или обучая десятки таких похвально продвигающихся студентов, ещё раз убеждаешься, что талант, настоящий талант – это, как и было всегда, большая редкость, и встретить его и для учителя, и для слушателя – большая удача.

В классе великого педагога Г. Г. Нейгауза училось немало студентов, ставших впоследствии крупными пианистами-исполнителями. И, тем не менее, когда к нему поступил Святослав Рихтер, Нейгауз сказал, что такого ученика он ждал всю жизнь.

Я думаю, каждый учитель, независимо от уровня своих учеников, ждёт, надеется, предвкушает момент, когда в его классе появится неординарная музыкальная личность, свой Рихтер, Кисин, Репин, Трифонов, Спиваков… Но, как я уже заметил, к сожалению или к счастью, такие жемчужины не встречаются на каждом шагу.

Мы с моей женой Таней Шевцовой преподаём фортепиано в Ванкувере уже более двадцати лет и считаем нашу студию весьма успешной. У нас никогда не было недостатка в учениках, и многие достигали достаточно высокого уровня, побеждали в национальных и международных детских конкурсах; выпускники нашей студии учились и учатся в настоящее время на музыкальных факультетах университетов и в школах музыки Ванкувера, Виктории, Торонто, Монреаля, Нью-Йорка, Вены…

Что же до одного-единственного, самого любимого, звёздного ученика – никто, даже те, кто поначалу вроде бы подавали надежды, до уровня музыкантской самобытности, отличающего природный музыкальный дар, не дотягивал. Ну что же, думал я, ведь и большим педагогам никто не выдаёт гарантий на такую удачу.

И тут, совершенно с неожиданной стороны, если говорить о профессиональной деятельности, в нашей жизни появился Митя (Matthieu) Форези, наш внук, оказавшийся впоследствии именно тем единственным, долгожданным студентом, о котором шла речь.

Произошло это тринадцать лет назад, и поначалу вряд ли что-нибудь могло указывать на присутствие незаурядного дарования. Разве что любопытная деталь: принимавший роды врач-акушер, осматривая новорождённого, задержал взгляд на его руке и сказал: «А ведь этот парень будет пианистом».

Но кто же придаёт значение таким анекдотическим заявлениям. Хотя объективные предпосылки, о которых врач, к слову сказать, ничего не знал, сушествовали: ведь и оба родителя, и бабушка с дедушкой – профессиональные музыканты. Но объективные предпосылки – это полдела. Гены, как говорится, генами, а без чудодейственных в них перестановок не обойтись.

Поначалу все развивалось довольно невинно. В два с половиной маленький Митя чистенько и с упоением пел для гостей «Спи, моя радость, усни» Моцарта, в три года бабушка начала приобщать его к роялю.
Через полтора-два года Митя начинает участвовать в местных детских музыкальных конкурсах (чем в Ванкувере сейчас никого не удивишь), но судьи жюри пока что не замечают ничего особенного, а мнение родителей, бабушек и дедушек, разумеется, не в счёт – ведь всем известно, что родственники редко оценивают своих чад без предвзятости.

События стали развиваться более интенсивно, когда Митя приблизился к семилетнему рубежу. Он начал сочинять музыку. Причём каждое следующее произведение обнаруживало скачок в музыкальном мышлении, усложнении стиля, оригинальность идей. И это было уже не мнением родственников, а отражено в его успехах на композиторских конкурсах провинциального и общеканадского уровня и в мнении его учителей, профессиональных композиторов.

С момента первого, робкого опыта сочинения для фортепиаано прошло всего пять лет, когда его произведения зазвучали на профессиональных сценах в исполнении профессиональных музыкантов. Его пьесы для симфонического оркестра были сыграны Ричмондским оркестром, Ванкуверским симфоническим и оркестром Музыкальной Академии; квартет был исполнен в Виктории (Victoria symphony players), а квинтет для духовых – профессиональным ансамблем Ad Mare wind quintet.

Так бывает. У одних талант ярко проявляется с самых первых опытов, а у других не спешит обнаружить себя, зато потом распрямляется с силой отпущенной пружины. Как писал Валерий Брюсов: “…Так бриллиант не видим нам, пока / Под гранями не оживёт в алмазе.”

В игре на фортепиано грани Митиного таланта тоже стали приобретать всё больший блеск и привлекать внимание. И дело тут не столько в том, что он начал собирать богатый урожай различных конкурсных призов – за последний год это победы на Steinway Piano Competition 2018, BC Provincial Festival 2018, VAMSO Orpheum Concerto Competition – дело в Митиной увлечённости музыкой, погружении в неё.

Он мечтает об исполнении новых произведений, причём список их всегда намного превышает наличие времени на то, чтобы их выучить.

Он мечтает об участии в больших конкурсах, потому что это возможность исполнить большие произведения, это путь на сцену, а исполнение на сцене – это то, что Митя любит, то, чем он живёт.

У Рахманинова как-то спросили журналисты: как он объяснит трудолюбие русских студентов? На что тот ответил: «Студенты, которых вы имеете в виду, не более трудолюбивы, чем любые другие. Они просто очень любят музыку».

Я больше чем уверен, что те, кто придут 20-го октября в Ванкуверскую Академию Музыки на сольный концерт Мити Форези, насладятся не только прекрасным исполнением музыкальных произведений великих композиторов, но и почувствуют идущий со сцены поток музыкального творчества, вдохновения, накал музыкальной выразительности.

Вечер фортепианной музыки с Митей Форези состоится 20 октября, в 7 часов вечера, в Vancouver Academy of Music (Koerner Recital Hall), 1270 Chestnut Street, Vancouver. Вход бесплатный.

Виктор Шевцов

Leave a reply