НИКАК НЕ ПОЧИНИТЬ

site2Маленькому Адрюше не повезло… Отец его пил, а мать гулялa…. Да, еще как гулялa! С лихвой, как будто за все прошлые жизни и на все будущие….

А вот с няней Андрюше повезло. Сидела с ним Галина Борисовна, чудная женщина.

Своих внуков у нее пока не было. Единственная дочь давно вышла замуж, уехала с мужем в Германию, но детей все откладывала на потом.

А сама Галина Борисовна, оставив на хозяйстве мужа, улетела на заработки в Америку. Жила она по людям не то чтобы приживалкой, но няней с проживанием. И работа эта не такая уж и плохая, если с семьей повезет. А с семьей Галине Борисовне почти повезло. Почти. Если бы Максим не пил, а Ольга не гуляла.

Андрюша маму очень любил и папу тоже любил. Папа у него хороший, жалко его было очень. Но бывало и страшно: как напьется и давай песни петь, ножами кидаться, двери выламывать… Особенно когда мать дома не ночевала. Тогда папа никому спать не давал, всю ночь бузил…

Галина Борисовна мучилась, но другую работу пока не подыскивала, жаль было мальчишку бросать, да и были они людьми хорошими, добрыми, платили не скупясь… А в дни примирения так вообще мило-дорого посмотреть: еды наготовят, гостей назовут – казалось, живи да радуйся.

И еще у них собачка была, бульдожек, славная собачка, и Галина Борисовна сильно к ней привязалась. Бывало, утром только глаза раскроет – а Маруська уже стоит, носом в ее одеяло уткнувшись, и смотрит на нее своими карими, круглыми, как блюдца, глазами…

И у Андрюши глаза были карие, большие такие, перепуганные. Нервно вздрагивал он от каждого крика, хлопка двери, громкой музыки…. Боялся, но бежал к маме, своим тельцем тощеньким к ней прижимался, защищал…

Защищал, потому что знал, что папа маме может больно сделать. Не специально, конечно. А нечаянно, оттого что пьяный. И спрашивал все время: “Мам, а папа пил?” И бутылки, припрятанные по углам, доставал и маме приносил, и тоненьким своим голосочком шептал: “Вот, нашел, только ты не ругайся. Он не сильно пьяный, не кричи на него…”

И было маме страшно больно, и плакала она от того, что не смогли они счастливым своего сына сделать… Не смогли или не сумели, или не захотели… И что жизнь их, как говорил о своих поломанных игрушках шестилетний Андрюша, “уже никак не починить”…

И Ольга опять уходила. Уходила туда, где ей ничего не напоминалo об этом… А Андрюша в это время прятался за няню, звал маму и умолял папу не пить…

А когда папа пьяный на лестнице падал, пуская слюну и издавая мерзотный запах, Андрюша тащил его вместе с Галиной Борисовной в дом. Тащил своими слабенькими ручонками и повторял только, что папу оставлять на лестнице нельзя…. И Галина Борисовна соглашалась, что никак нельзя оставлять….

И Маруська жалобно подскуливала возле них, потому что тоже переживала за папу, да и на прогулку ее давно не выводили….

А утром, пока папа спал, возвращалась мама. И просила Галину Борисовану сказать, что она еще ночью пришла, чтобы он хоть сегодня не напивался и на нее не нападал….

Потом они пили чай с бутербродами, Галина Борисовна рассказывала ей о ночном кошмаре, а Андрюша сидел у мамы на коленях и был счастлив.

Мама дома, папа тихо спит, вот проснется и не будет пьяным, и они пойдут в кино, и чизбургер ему купят, и Лего новый, корабль из Звездных Войн… А вечером они будут смотреть фильмы-ужастики и бояться…

А после фильма Андрюша будет за Маруськой с саблей бегать… И ее от монстров защищать. А папа скажет, что Маруська у них и сама как монстрик, и будет трепать ее за загривок и целовать в нос.

А Галина Борисовна в гости поедет к своим друзьям, на все выходные.

И мама пообещает папе, что, если он не будет пить, то она больше никуда не уйдет, и что никаких мужиков у нее нет. И папа пообещает больше не пить, и они помирятся. Уложат Андрюшу спать, и мама будет рядом долго сидеть и за ручку его держать, пока не уснет….

Прошло пару лет… Маруська умерла от старости. Галина Борисовна больше с детьми не работает, теперь она ухаживает за больными стариками. Стирает, готовит, кормит, подгузники меняет и в кресле на прогулки вывозит… Тяжелая работа, но пока силы есть, и здоровье позволяет…

Да и деньги нужны: дома в Латвии муж безработный, дочь живет бедно, приходится помогать… Внуков у нее нет и, скорее всего, уже не будет.

Андрюша Галине Борисовне звонит по праздникам. Они с мамой переехали в другой город, там у него новая семья. Он больше не боится засыпать и почти никогда не плачет.

Папа ему звонит. И посылки присылает с подарками. Мама говорит, что у папы все хорошо, и он больше почти не пьет.

Ужастики Андрюша теперь не любит. В новой семье они смотрят комедии. И мама больше не плачет.

Пройдет пару десятилетий… Андрюшин сын, Петенька, забежит в гостиную, в руках у него будет самолет с оторванным крылом… Он грустно протянет его бабушке и спросит: ”Уже никак не починить, да?” Бабушка вздохнет, к горлу подкатит ком, по щекам потекут слезы: “Нет, маленький мой, никак… никак не починить уже…”

Ирина Алексеева,
Ванкувер

Leave a reply