ОЛЕГ ПАЛМЭ… ПАМЯТИ МАСТЕРА

Выпущено на April 30, 2022 в Наследие, ОБЩИНА, Статьи.

Русский гений издавна венчает

Тех, которые мало живут,

О которых народ замечает:

«У счастливого недруги мрут,

У несчастного друг умирает…»

Н.Некрасов

От нас ушел Мастер… 

Новость, которая мгновенно облетела всю нашу диаспору, была настолько оглушительна, что она не только не укладывалась в голове, не только вызывала слезы до спазмов в подреберье, не только криком хотелось кричать – она нас всех состарила…

Мы все, кто знал его, кто окружал его, кто хоть как-то соприкасался с его деятельностью, вдруг в одночасье съёжились, сгорбились, ужались в своем непонимании – как мы будем жить без нашего МАСТЕРА, как мы вообще будем существовать без его очаровательной улыбки, без его бешеного желания сделать этот мир культурно богаче, ярче; без его работ, показывающих всем нам, что мир безмерно сложен, но прекрасен.

Энергия этого человека заполняла практически все пространство наших театральных подмостков. Мы, актеры, были только статистами в его театре. Он один мог сыграть любой эпизод, любую роль в любом из наших спектаклей – в  о д и н о ч к у! И если бы это вдруг случилось, то зал бы смеялся до колик в животе, сидел бы с разинутым ртом весь спектакль и вызывал бы Артиста на бис раз за разом.

Но этого не случилось. Да и не могло случиться, потому что Олег вовсе не собирался блистать на сцене. Он и в местном «голливудском кине» не стал «светиться», хотя и мог, и звали его не раз, и были у него роли. 

Он решил здесь, в эмиграции, поменять амплуа и создать свой мир – мир нашего театра. И он создал его и отдал ему всю свою душу!

Олег сам был прекрасным зрителем. Я часто наблюдал за его реакцией во время репетиций. Когда у актёров получались хорошие сцены, он радовался, как ребенок, смотрел с неподдельным изумлением, с живым огнем в глазах. А это дорогого стоит!

Наш Мастер сам прошел большую театральную школу: сначала театральный институт, огромное количество театральных подработок в студенческие годы в ТЮЗе, потом 18 лет профессиональной работы в национальном академическом драматическом театре Заньковецкой во Львове (второй по значимости театр Украины). И, наконец, 25 лет работы на поприще режиссера в Ванкувере в своем собственном театре-студии.

Прямо скажем, далеко не каждому человеку с театральным образованием удавалось такое в своей карьере: на чужбине, с «нуля» создать что-то подобное.

Тут надо отдать должное характеру Олега, его невероятной работоспособности, дичайшей заряженности, великолепному таланту, харизме, доброте и любви к людям. 

Последнее было, пожалуй, наиболее ценным качеством Олега. Каким-то невероятным образом он умел привлекать и располагать людей своей приветливостью, открытостью, доброжелательностью. Будь то дружеское похлопывание по плечу, напутствие, ласковое слово, искреннее рукопожатие, радушное объятие или просто улыбка… Даже его реплики, содержащие афористические словосочетания, были полны тепла и сопереживания.

Дети его обожали за неподдельную искренность, родители молились на его умение ладить с детьми. 

И ему верили. Все верили. И зрители, и актеры. И любили. Наверное, так любят только родных, как любили его…

… А начиналось все в Ванкувере непросто. Театральной студии Олега Палмэ пришлось поменять не один адрес. Силами студийцев и их родителей создавались декорации буквально из ничего. Он учил ребят театральному ремеслу, а жизнь учила его быть находчивым и не сдаваться.

Его спутница по жизни и незаменимый помощник – жена Лиля – с первых дней работала с ним не покладая рук. Их дети – Андрей и Лена – тоже участвовали в постановках. Андрей, надо сказать, вырос в прекрасного актера.

В те далекие уже времена многие родители не могли нарадоваться, как умело находил Олег подход к их сложным подросткам; как сумел их заинтересовать, увлечь, приобщил к классической литературе, открыл мир театра. 

Многие из этих молодых людей избрали театральную стезю на всю оставшуюся жизнь, а кто-то, благодаря Олегу, просто не утонул в жизненной трясине… Но мир каждого из них обогатился новыми красками. Ребята на глазах становились взрослее, мудрее, ответственнее.

Наряду с театральными постановками, студийными занятиями, проведениями творческих вечеров, публичных детских «Ёлок», Олег собирал ребят в зимние и летние лагеря. Для многих детей это была закалка на всю жизнь. Там и репетировали, и пели, и ходили в походы, и придумывали десятки забав, и озорничали (в общем, все, как у детей), а главное – учились дружить. Взрослые студийцы приезжали в лагеря в качестве наставников, помощников.

Разве такое забудешь! Все это требовало огромных усилий Мастера. А тут еще этот ковид, будь он неладен.

Последний спектакль в условиях пандемии пришлось готовить вне сцены. Пьеса очень сложная в постановке, работа для режиссера была напряженная, даже изнурительная. 

Сердце не выдержало. И он ушел.

Он ушел – именно это я хотел подчеркнуть. Он просто ушёл от нас в мир иной.

Для нас он навсегда останется жизнерадостным, бодрым, заряженным какими-то невероятным солнечным светом.

Для нас он никогда не умрет, будет жить в наших воспоминаниях.

В его работах, оставленных нам на память, всегда будут жить его почерк, его мысль, сила его духа и невероятный талант режиссера и воспитателя.

А в том мире, где ему, я верю, будет светло и благостно, он сможет встретиться с теми, чьи произведения в своих постановках он «пропустил через свое сердце» и сердца артистов и зрителей.

Я думаю, что великие Мастера – такие, как Чехов, Шекспир, Гоголь, Горин, Конан Дойль, Де Филиппо, Захаров, Васильев и многие, многие другие – охотно примут нашего Олега Палмэ в свою компанию и по достоинству оценят его вклад в театральное искусство.

Ведь именно он, Олег Палмэ, смог донести до ванкуверской публики ту великую силу драматургии, которую создали вышеперечисленные творцы на нашей грешной земле.

Их произведения в постановках Олега Викторовича, порою выстраданных невероятными режиссерскими усилиями, оставляли зрителей неравнодушными, заставляли глубоко сопереживать героям пьес, цементировали в сознании мысль, что театр, как и искусство в целом, не имеет права на исчезновение.

Театр будет жить! Да здравствует театр!

Да здравствует театр Палмэ!

Виват, Мастер Олег Палмэ!

Александр Куляшов, актер театра “Палмэ”

Фото Владимира Горбунова   

Оставьте ответ