МИХОЭЛС – АРТИСТ И ЧЕЛОВЕК

Выпущено на March 21, 2010 в Люди и судьбы, Статьи.

site616 марта, 120 лет назад, родился один из лучших исполнителей роли короля Лира

Судьба великого еврейского артиста и режиссера Соломона Михайловича Михоэлса по своему трагизму  несомненно походила на судьбу шекспировского короля Лира. В последние годы жизни Михоэлс в полной мере ощутил травлю и нагнетание нездоровой атмосферы вокруг себя. Роль короля Лира, лучшим исполнителем которой он по праву считался, ему довелось сыграть не только на сцене, но и в собственной жизни.

Народный артист Советского Союза, профессор, лауреат Сталинской премии, актер и режиссер с мировым именем, Михоэлс начал свою артистическую карьеру довольно поздно. Лишь в 28 лет он, наконец-то, решился исполнить заветную мечту своей юности –  стать актером и, возможно, даже когда-нибудь сыграть роль шекспировского Лира. Забросив свои занятия юриспруденцией, он поступил в недавно  созданную в Петрограде еврейскую театральную студию, которая вскоре переехала в Москву и стала называться Государственным еврейским театром (ГОСЕТ).

В течение многих лет Михоэлс играл там исключительно комедийные роли «маленьких людей», обитателей захолустных местечек, задавленных убогим бытом. Но в каждой его роли присутствовал внутренний трагизм и подспудное чувство собственного достоинства, стремление духовно подняться над условиями окружающей жизни. Он неизменно подчеркивал, что не бывает «маленьких людей» – «все люди, все человеки». Это особенно остро выражалось в образе еврейского Дон Кихота в пьесе Менделе Мойхер-Сфорима «Путешествие Вениамина-3». Это было настолько ощутимо, что рецензенты в один голос называли Михоэлса актером трагикомедии.

Кроме этой пьесы, он сыграл запоминающиеся роли в «Слепых» М. Метерлинка, «Уриэль Акоста» К. Гуцкова и в собственной пьесе на современную тему «Строитель». Заметным событием в жизни театра и самого Михоэлса стал спектакль «Колдунья» А. Гольдфагена. Здесь ярко проявился не только  его актерский талант, но и музыкальная одаренность – зрителей он покорил своими танцами и песнями.

Однако Михоэлса со временем это стало мало удовлетворять. Коллеги по театру советовали ему подумать о «Короле Лире», но он все еще не совсем доверял своим силам. Да и Алексей Грановский, художественный руководитель и основатель театра, тоже не очень собирался ставить Шекспира. Но в 1928 году он уехал за границу – и  театр возглавил Михоэлс. Он выступал и как режиссер, и как исполнитель главных ролей в таких спектаклях, как «Глухой»  Д. Бергельсона, «Семья Овадис»  П. Маркиша, «Суламифь» С. Галкина.

Но вот, наконец, в 1935 году он поставил и сыграл главную роль в трагедии Шекспира «Король Лир». Как вспоминала его дочь, «репетиции пьесы двигались медленно и трудно. Путь Михоэлса – человека и актера – к этой роли был драматичен и не случаен. Он пришел к Шекспиру через трагический опыт собственной жизни, жизни своего народа, своей страны». В этом спектакле талант Михоэлса раскрылся полностью и поднялся на небывалую высоту. Его речь и жесты сливались в едином порыве. Король Лир – самая блистательная работа Михоэлса, она выдвинула его в число выдающихся актеров всего мира. Спектакль имел ошеломляющий успех и, по мнению критики, «стал шедевром театрального искусства».

Известный английский режиссер и шекспировед Гордон Крэг после просмотра «Короля Лира» писал: «За свои 80 лет жизни и 60 лет работы в театре я ни разу не видал такого Лира. Я не припомню другого такого актерского исполнения, которое потрясло бы меня так глубоко. Теперь я понимаю, почему в Англии нет настоящего шекспировского театра: там нет такого актера, как Михоэлс».

От «Короля Лира» талант позвал Михоэлса к Шолом-Алейхему, к его знаменитому «Тевье-молочнику». Премьера спектакля состоялась в 1938 году и Михоэлс играл самого Тевье. Устами своего героя он говорил со зрителем о наболевших проблемах времени. Он играл человека, близкого ему по духу, по отношению к жизни. «Тевье-молочник» был последним спектаклем, где Михоэлс играл как актер, это была его артистическая «лебединая песня».

Режиссерское же дарование его наиболее полно раскрылось в спектакле «Фрейлехс». Созданный по мотивам еврейского музыкального фольклора, этот спектакль в то же время был пронизан современным мироощущением и отличался остротой идейного замысла. Поставленный в 1945 году, он уже через год был удостоен Сталинской премии.

Кроме работы в театре, Михоэлс снялся в нескольких кинофильмах. Из них наиболее известный – кинофильм «Цирк», где он блестяще исполнил эпизодическую роль зрителя, который пел негритенку колыбельную песню на языке идиш. Эти кадры долгое время были «на всякий случай» вырезаны из фильма и лишь спустя много лет, по настоянию Нонны Мордюковой, были восстановлены.

Международный авторитет Михоэлса  был настолько велик, что, когда началась война и был организован Еврейский антифашистский комитет, председателем его назначили именно Михоэлса. А в 1943 году Сталин решил воспользоваться его авторитетом для сбора за границей средств для Красной Армии и командировал Соломона Михайловича на целых 7 месяцев в США, Канаду, Мексику и Англию. Выступая на антифашистских митингах и лично встречаясь со многими политическими деятелями, учеными, творческой интеллигенцией, представителями еврейских организаций, Михоэлс собрал десятки миллионов долларов. Только в США было собрано 16 млн, в Канаде и Англии – 15 млн, в Мексике – 1 млн долларов. На эти пожертвования было приобретено: 1 тысяча самолетов, 500 танков, автомашины, одежда, продукты, медицинское оборудование, медикаменты.

Но закончилась война, и в конце 1947 года у Сталина созрел коварный план «окончательного решения еврейского вопроса». Для задуманного им переселения всех евреев на Дальний Восток и в Сибирь было приготовлено большое количество железнодорожных составов, ударными темпами строились бараки, а в республиках Балтики даже составлялись списки  кандидатов на выселение. Но для начала этой акции нужно было сначала устранить Михоэлса, являвшегося в глазах всего мира лидером советских евреев. И в ночь с 12 на 13 января 1948 года его убили в Минске, куда он приехал по делам Комитета по Сталинским премиям, на загородной даче министра  госбезопасности Белоруссии.

Вот как описал эти события в своих мемуарах Хрущев: «Произошла расправа с Михоэлсом… Убить его зверски, убить тайно, а потом наградить убийц и с честью похоронить жертву – это уму непостижимо. Изобразили, что он попал под автомашину и его грузовиком убило, а он был подброшен под эту машину. Это Сталин сделал, по его поручению было сделано».

Но одним лишь убийством дело не обошлось. Когда началась кампания борьбы с «безродными космополитами», а затем «дело врачей-убийц», театр Михоэлса закрыли,  членов Еврейского антифашистского комитета убили или сослали, а самого Михоэлса обвинили в том, что «директиву США об истреблении руководящих кадров в СССР передал врачам-убийцам известный буржуазный националист  Михоэлс, долгое время носивший личину народного артиста». Впрочем, когда умер Сталин, официальные органы признали, что «в провокационных целях был оклеветан честный общественный деятель, народный артист СССР Михоэлс».

Прошли годы. Сгинули  тираны и палачи. А имя Михоэлса живет в памяти народной, в памяти к его жизни и его сценическому искусству, живет в творчестве его учеников и последователей. В России работает Международный культурный центр имени Михоэлса, выходят книги воспоминаний  о нем и исследований его творчества. О его трагической судьбе сняты документальные  фильмы «Соломон Михоэлс. Возвращение» и «Личный враг Сталина». На его родине, в городе Даугавпилс есть улица, а в Тель-Авиве – площадь , носящие его имя. И, наконец, в 1996 году состоялся Первый московский международный фестиваль искусств имени Михоэлса.

Аркадий Белкин, Ричмонд

Оставьте ответ